форум чернобыльцев

общение, помощь, советы по проблемам участников ликвидации катастрофы на ЧАЭС и пострадавших от неё, и др. техногенных катастроф
Текущее время: 28 июн 2022, 07:16

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 19 май 2014, 17:45 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
КС РФ в очередной раз отказал чернобыльцу в признании права на назначение двух пенсий в 50 лет. Смотри Определение КС РФ №749-О от 22 апреля 2014 г. Вот цитата из него: "Заявитель полагает, что военнослужащим и военнообязанным, принимавшим участие в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы и впоследствии признанным инвалидами, которым установлена пенсия по инвалидности в системе государственного пенсионного обеспечения, трудовая пенсия по старости одновременно с ней должна назначаться по достижении возраста 50 лет. Однако разрешение данного вопроса, как связанного с изменением условий реализации льготы по одновременному установлению двух пенсий указанным категориям граждан, является прерогативой законодателя и не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 20 июн 2014, 07:58 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Вот еще до чего додумался КС РФ. Он считает, что до того момента, когда вынесено Постановление КС РФ, которым он признает закон не соответствующим Конституции, этот закон был конституционным, т.е., соответствовал ей. Что за бред! Как может один и тот же закон одной и той же Конституции в один период соответствоовать, а в другой не соответствовать? Ведь ни Конституция, ни закон не изменились! Он это называет "презумпцией конституционности закона". Но тогда не понятно, почему не исполненное судебное решение, вынесенное на основании конституционного в тот период, по мнению Конституционного Суда, закона, исполнению не подлежит, т.е., должно быть пересмотрено.
Вот выдержка из Определение №982-О от 22 апреля 2014 г.:
"Оспариваемые заявителем положения Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предполагают возможность пересмотра не вступивших в законную силу правоприменительных решений, а также вступивших в законную силу, но не исполненных или исполненных частично правоприменительных решений, состоявшихся до признания неконституционными норм, положенных в их основу, в том числе в отношении лиц, не являвшихся заявителями по делу, рассмотренному Конституционным Судом Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 1999 года № 4-О, от 4 мая 2000 года № 101-О, от 5 февраля 2004 года № 78-О и др.).
Соответственно, в случае если в отношении лиц, не являвшихся заявителями по делу, рассмотренному Конституционным Судом Российской Федерации, правоприменительные решения были исполнены до признания неконституционными норм, положенных в их основу, то в отношении таких лиц действует презумпция конституционности закона , поскольку он применялся в условиях, когда вопрос о его конституционности не ставился. Такое регулирование согласуется с общими принципами действия законодательства во времени, направлено на обеспечение правовой определенности и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте".


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2014, 20:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гришиной Ольги Васильевны на нарушение ее конституционных прав Федеральным законом «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в целом, а также частями 9 и 10 его статьи 3
город Санкт-Петербург 6 ноября 2014 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, заслушав заключение судьи А.Н.Кокотова, проводившего на основании
статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданки
О.В.Гришиной,
у с т а н о в и л :
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка О.В.Гришина оспаривает конституционность Федерального закона от 7 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в целом, а также следующих норм его статьи 3:

части 9, согласно которой в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, каждому члену его семьи выплачивается ежемесячная денежная компенсация, которая рассчитывается путем деления ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 данной статьи для инвалида I группы, на количество членов семьи (включая погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, проходившего военные сборы);

части 10, предусматривающей, что каждому члену семьи инвалида вследствие военной травмы в случае его смерти (гибели) выплачивается
ежемесячная денежная компенсация, которая рассчитывается путем деления ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 данной
статьи для инвалида соответствующей группы, на количество членов семьи (включая умершего (погибшего) инвалида). Из представленных материалов следует, что О.В.Гришина является вдовой умершего в августе 2006 года гражданина Л., которому в мае того же года была установлена I группа инвалидности (без срока переосвидетельствования) и определена ее причина – увечье, полученное при исполнении иных обязанностей военной службы, в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС (в период с 18 июля 1986 года по 13 октября 1986 года Л. проходил специальные сборы и участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в составе воинской части).

Решением от 6 февраля 2013 года Ленинский районный суд города Смоленска удовлетворил иск О.В.Гришиной к Департаменту Смоленской области по социальному развитию и Федеральной службе по труду и занятости об установлении ей ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной частью 10 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» для членов семьи инвалидов вследствие военной травмы. Суд, указав, что инвалидность Л. связана с воздействием радиационных факторов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС в период исполнения им иных обязанностей военной службы и в пенсионном обеспечении он приравнен к инвалидам вследствие военной травмы, пришел к выводу о том, что на членов его семьи может быть распространен Федеральный закон «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат». Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 9 апреля 2013 года данное решение оставлено без изменения, однако постановлением президиума Смоленского областного суда от 29 августа 2013 года оба указанных судебных акта были отменены и по делу принято новое решение, которым О.В.Гришиной в иске отказано.
Как указывалось в постановлении, законодатель разграничил инвалидность, наступившую вследствие военной травмы, и инвалидность,
связанную с катастрофой на Чернобыльской АЭС. При этом – поскольку не подлежащие расширительному толкованию нормы Федерального закона «О
денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-I «О
социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» не содержат положений,
приравнивающих членов семей инвалидов вследствие военной травмы к членам семей лиц, являвшихся инвалидами вследствие увечья, полученного
при исполнении иных обязанностей военной службы, в связи с аварией на Чернобыльской АЭС, – ежемесячная денежная компенсация,
предусмотренная частью 10 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»,
О.В.Гришиной не может быть назначена.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2013 года заявительнице было отказано в передаче кассационной
жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

По мнению заявительницы, Федеральный закон «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» в целом, а также части 9 и 10 его статьи 3 не соответствуют Конституции Российской Федерации, в частности ее статье 19, поскольку не предполагают
возможности назначения ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной для членов семей граждан, инвалидность которых была
обусловлена военной травмой, членам семей тех лиц, которым инвалидность была установлена вследствие заболевания, полученного при исполнении
обязанностей военной службы (иных обязанностей военной службы), в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС, или умерших от такого заболевания.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные О.В.Гришиной материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.
2.1. В силу статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пункта 3 части первой статьи 3, статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если этим законом затрагиваются его конституционные права и свободы и если оспариваемый закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде.
Конкретным делом, по смыслу указанных положений Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», является то дело, в котором судом в установленной юрисдикционной процедуре разрешается затрагивающий права и свободы заявителя вопрос на основе норм соответствующего закона, устанавливаются и (или) исследуются фактические обстоятельства. Гражданин при этом обязан приложить к жалобе копию официального документа, подтверждающего применение оспариваемого закона при разрешении его конкретного дела (часть вторая статьи 96 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).
Между тем из жалобы и приложенных к ней материалов не следует, что Федеральный закон «О денежном довольствии военнослужащих и
предоставлении им отдельных выплат» был применен в деле О.В.Гришиной в полном объеме, хотя он и упоминался судами как законодательный акт,
регламентирующий отношения по предоставлению военнослужащим денежного довольствия и отдельных выплат и не содержащий положений о
пенсионном обеспечении этих лиц.
В судебных постановлениях, не отмененных судами вышестоящих инстанций, применялись части 10 и 13 статьи 3 Федерального закона «О
денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», тогда как применение части 9 данной статьи формально не
подтверждено. При этом анализировавшаяся судами часть 13 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и
предоставлении им отдельных выплат», определяющая право военнослужащих (граждан, призванных на военные сборы), признанных инвалидами вследствие военной травмы, на ежемесячную денежную компенсацию, а также устанавливающая ее размер, не может рассматриваться как затрагивающая права заявительницы, которая к числу указанных лиц не относится. Следовательно, жалоба О.В.Гришиной в части требования о признании не соответствующей Конституции Российской Федерации части 9 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и
предоставлении им отдельных выплат» и данного Федерального закона в целом не может рассматриваться как отвечающая критериям допустимости.

2.2. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, военная служба представляет собой особый вид государственной
службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных
интересах; лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также
содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Соответственно, военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно,
в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость осуществления поставленных
задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, а государство гарантирует адекватное возмещение
вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащего в связи с исполнением им обязанностей военной службы (постановления от 26 декабря
2002 года № 17-П, от 17 мая 2011 года № 8-П и др.).

С учетом того, что правовой статус семьи военнослужащего, погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья, ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей военной службы), производен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года № 18-П), федеральный законодатель предусмотрел особый правовой механизм для возмещения вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, членам семей погибших (умерших) военнослужащих, направленный на восполнение основного или одного из основных источников постоянного дохода семьи военнослужащего – денежного довольствия, утраченного в результате его гибели (смерти), в том числе в случае, когда у самих членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего отсутствует возможность (в силу нетрудоспособности, занятости воспитанием малолетних детей, несовершеннолетия и т.п.) компенсировать утраченный доход собственными силами. Как и в отношении военнослужащих (в том числе инвалидов вследствие военной травмы), он включает в себя обязательное государственное страхование жизни и здоровья, специальное пенсионное обеспечение и систему мер социальной защиты.

Установленная частью 10 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»
ежемесячная денежная компенсация для членов семьи инвалида вследствие военной травмы в случае его смерти (гибели) представляет собой выплату,
наряду с другими мерами являющуюся элементом указанного механизма и обеспечивающую полноту социальной защиты названной категории граждан.
Следовательно, часть 10 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»,
направленная на восполнение имущественных потерь членам семей умерших (погибших) вследствие военной травмы инвалидов, сама по себе не может
рассматриваться как нарушающая конституционные права членов семей военнослужащих.

Как следует из приложенных к жалобе материалов, оспаривая конституционность данного законоположения, О.В.Гришина нарушение своих прав связывает с отказом правоприменительных органов в назначении ей ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной для членов семей
инвалидов вследствие военной травмы Федеральным законом «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»,
поскольку заявительница является членом семьи умершего, призывавшегося на специальные сборы, но признанного инвалидом не вследствие военной
травмы, а вследствие чернобыльской катастрофы, и получавшего возмещение вреда и меры социальной поддержки по Закону Российской
Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Между тем разрешение поставленного заявительницей вопроса возможно лишь путем внесения в действующее правовое регулирование изменений, касающихся оснований и условий выплаты денежных компенсаций, предусмотренных Федеральным законом «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» либо Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О
Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

о п р е д е л и л :

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гришиной Ольги Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд
Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 2529-О


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2014, 20:21 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
А вот как звучала жалоба Гришиной:

В Конституционный Суд Российской Федерации

ЗАЯВИТЕЛЬ: Гришина Ольга Васильевна, проживающая по адресу:
216527 Смоленская область,



Органы, издавшие акт:
Государственная Дума Российской Федерации
103265, г. Москва, ул. Охотный ряд, д.1

Совет Федерации
107031, г. Москва, ул. Большая Дмитровка, д.26

Президент Российской Федерации
г. Москва, Кремль


5 июня 2014 г.

ЖАЛОБА
на несоответствие Конституции Российской Федерации
частей 9 и 10 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2012 г. №306-ФЗ
«О денежном довольствии военнослужащих и
предоставлении им отдельных выплат»
и указанного закона в целом
(опубликован в Российской газете от 9 ноября 2011 г. №5627)


Право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации предоставлено нам пунктом 4 статьи 125 Конституции РФ и статьей 96 Федерального Конституционного Закона №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Основанием к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации Федеральный закон от 7 ноября 2012 г. №306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» и, в частности, части 9 и 10 его статьи 3.

СОДЕРЖАНИЕ ЖАЛОБЫ

Федеральный закон «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» (далее – Закон №306-ФЗ) предусматривает, помимо прочего, денежные выплаты членам семей военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, получивших заболевание при исполнении обязанностей военной службы. В частности, в случае смерти военнослужащего и лица, призванного на военные сборы, являвшегося инвалидом вследствие военной травмы, частью 10 статьи 3 предусмотрена выплата ежемесячной денежной компенсации, которая рассчитывается путем деления ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 данной статьи для инвалида соответствующей группы, на количество членов семьи (включая погибшего (умершего) инвалида). А частью 9 этой статьи случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, каждому члену его семьи предусмотрена выплата ежемесячной денежной компенсации, которая рассчитывается путем деления ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 статьи 3 для инвалида I группы, на количество членов семьи (включая погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, проходившего военные сборы).
Согласно части 8 статьи 3 Закона №306-ФЗ под военной травмой далее в законе, а значит и в частях 9 и 10 статьи 3, понимаются увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученные при исполнении обязанностей военной службы.
Мой муж был инвалидом I группы вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы, связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС. Умер в 2006 г. В связи с вступлением в силу с 1 января 2012 г. Закона №306-ФЗ я обратилась в Департамент Смоленской области по социальному развитию с заявлением о назначении мне ежемесячной компенсации, однако получила отказ. Считая отказ незаконным, я обратилась с иском в Ленинский районный суда г. Смоленска, который решением 6 февраля 2013 г. удовлетворил мой иск. Апелляционная инстанция, рассмотрев апелляционную жалобу Департамента Смоленской области по социальному развитию 9 апреля 2013 г. оставила решение суда в силе. Управление социальной защиты подало кассационную жалобу в президиум Смоленского областного суда, который 29 августа 2013 г. отменил решение суда первой инстанции и апелляционное определение областного суда и вынес новое решение, которым в иске мне отказал. При этом он заявил, что Закон №306-ФЗ на членов семей военнослужащих и призванных на сборы, получивших увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС, не распространяется. Судья Верховного Суда РФ и Заместитель председателя Верховного Суда РФ подтвердили законность этого утверждения.
Таким образом, по смыслу, придаваемому правоприменителями, включая Верховный Суд РФ, закон №306-ФЗ не включает в круг лиц, имеющих право на меры социальной поддержки, предусмотренные данным законом, в частности, частью 10 статьи 3, членов семей умерших военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле.
Такое положение противоречит статье 19 Конституции РФ, запрещающей дискриминацию граждан по какому-либо признаку. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, соблюдение конституционного принципа равенства, гарантирующего защиту от всех форм дискриминации при осуществлении прав и свобод, означает, помимо прочего, запрет вводить такие ограничения в правах лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях), и что любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан, должна отвечать установленным Конституцией Российской Федерации критериям, в том числе вытекающим из закрепленного ею принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), в силу которых такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели (статья 55, часть 3), а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (постановления от 3 ноября 1998 года N 25-П, от 24 мая 2001 года N 8-П, от 3 июня 2004 года N 11-П, от 15 июня 2006 года N 6-П, от 16 июня 2006 года N 7-П, от 5 апреля 2007 года N 5-П, от 26 февраля 2010 года N 4-П, от 19 июля 2011 года N 18-П, от 23 апреля 2012 года N 10-П и др.).
В данном случае, обжалуемый мной закон допускает дискриминацию лиц, принадлежащих к одной категории, эта категория - вдовы военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы. Часть лиц этой категории, а именно, вдовы военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле, лишены прав, предоставленных вдовам военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы при всех других обстоятельствах, в том числе радиационно обусловленного. Эти различия не могут быть объективно оправданны, обоснованны и не преследуют конституционно значимые цели.
Согласно подпункта «а» пункта 94 «Положения о военно-врачебной экспертизе», утвержденного Постановлением Правительства РФ 04.07.2013 №565 военно-врачебные комиссии выносят заключения о причинной связи увечий и заболеваний, если они получены при исполнении обязанностей военной службы, с формулировкой "военная травма", в частности, если заболевание получено при исполнении обязанностей военной службы в результате поражений, обусловленных воздействием радиоактивных веществ, а также, если заболевание возникло в период выполнения задач в условиях чрезвычайного положения (при условии льготного исчисления выслуги лет для назначения пенсии из расчета 1 месяц службы за 3 месяца). Согласно подпункта «б» пункта 3 Постановления Совета Министров - Правительства РФ от 22 сентября 1993 г. №941 время участия военнослужащих на работах, связанных с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и предотвращением загрязнения окружающей среды в зоне отчуждения в период с 26 апреля 1986 г. по 31 декабря 1987 г., засчитываются в выслугу лет для назначения пенсий в льготном исчислении - один месяц службы за три месяца. То, что выполнение задач в Чернобыле проходило в чрезвычайных условиях не вызывает сомнения и не требует доказательств. То, обстоятельство, что юридически это не было оформлено путем объявления чрезвычайного положения, не дает основания отрицать фактическую чрезвычайность положения. Все это дает основания утверждать, что формулировка заболевания - «заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы, связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС» по своему содержанию идентична формулировке «военная травма» и всего лишь содержит дополнение, указывающее на обстоятельства исполнения этих обязанностей, т.е., что обязанности военной службы исполнялись путем участия в работах, связанных с ликвидацией последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Это дополнение направлено не на то, чтобы как-то ограничить права указанных военнослужащих, по сравнению с общими правами, предоставляемыми всем военнослужащим общегражданским законодательством, а чтобы дать им возможность воспользоваться дополнительными правами, предоставленными Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», если такие права общими законодательными нормами, предусмотренными для всех военнослужащих, не предоставляются. Специальный закон может только предоставлять дополнительные преимущества каким-то категориям граждан по сравнению общим законом. Специальный закон не может вводить каких-либо ограничений, лишать кого-то прав, предоставленных общим законом, поскольку это будет их дискриминацией, запрещенной статьей 19 Конституции РФ. Ограничения допустимы, только если они объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели.
Согласно же обжалуемому мной закону члены семей военнослужащих и призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в результате поражений, обусловленных воздействием радиоактивных веществ в любой ситуации, кроме связанной с Чернобыльской катастрофой, или заболевания возникшего в период выполнения задач в условиях чрезвычайного положения (при условии льготного исчисления выслуги лет для назначения пенсии из расчета 1 месяц службы за 3 месяца), так же кроме связанного с Чернобыльской катастрофой, имеют право на ежемесячную компенсацию по части 10 статьи 3 закона №306-ФЗ, а члены семей военнослужащих и призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле в результате поражений, обусловленных воздействием радиоактивных веществ связанных с Чернобыльской катастрофой, в период выполнения задач в условиях фактически чрезвычайного положения и при наличии льготного исчисления выслуги лет для назначения пенсии из расчета 1 месяц службы за 3 месяца, не имеют такого права. Они не имеют права выбрать вместо ежемесячной компенсации, предусмотренной для членов семей всех чернобыльцев (не зависимо от наличия статуса военнослужащего) Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» ежемесячную компенсацию по части 10 статьи 3 закона №306-ФЗ. При этом Законом «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» ежемесячная компенсация предоставляется только вдовам, состоявшим на иждивении умершего, ставшим нетрудоспособными в течение пяти лет со дня его смерти, а по Закону №306-ФЗ вдова имеет право на компенсацию независимо от нахождения на иждивении умершего кормильца и трудоспособности, достигшая возраста 50 лет. Я на иждивении мужа не находилась, поэтому не имею права на компенсацию по Чернобыльскому закону, но согласно ст.19 Конституции РФ я должна иметь равные права с остальными вдовами военнослужащих и призванных на военные сборы, являвшихся инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы, в том числе, на ежемесячную денежную компенсацию в связи со смертью мужа.
Таким образом, если бы мой муж, находясь на сборах, подвергся воздействию радиации при исполнении обязанностей военной службы в другом месте и в другой ситуации, то я имела бы право на ежемесячную денежную компенсацию по Закону №306-ФЗ, а поскольку мой муж подвергся воздействию радиации при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле, я лишена такого права. Т.е., налицо дискриминация членов семей военнослужащих, исполнявших обязанности военной службы в Чернобыле по сравнению с членами семей всех остальных военнослужащих.
Нет оснований утверждать, что права указанных мной членов семей не нарушаются, поскольку они имеют право на аналогичные выплаты по Закону Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». Хотя эти выплаты по размеру примерно равны, однако условия для назначения выплат по Чернобыльскому закону и Закону №306-ФЗ различны. По закону №306-ФЗ они более льготные – если по Чернобыльскому закону вдова имеет право на ежемесячную компенсацию только, если она состояла на иждивении умершего и является нетрудоспособной, то по Закону №306-ФЗ вдова имеет такое право независимо от нахождения на иждивении погибшего (умершего) кормильца и трудоспособности, достигшая возраста 50 лет.
При этом я говорю НЕ о праве членов семей военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле или умерших от такого заболевания на получение ежемесячной компенсации ОДНОВРЕМЕННО с ежемесячной компенсацией, предусмотренной для всех подвергшихся воздействию радиации Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», а О ВЫБОРЕ ежемесячной компенсации по одному нормативному акту, на основании статьи 3 Чернобыльского закона.
Секретариат Конституционного Суда РФ в своем уведомлении от 21 мая 2014 г. говорит, что я не конкретизирую, какие именно положения Федерального закона от 7 ноября 2011 года № 306-ФЗ, нарушают мои конституционные права. Между тем Президиум Смоленского областного суда, отменяя решение суда первой инстанции, и судья Верховного Суда РФ Б.А.Горохов, отказывая в кассационной жалобе, говорят, что Закон №306-ФЗ не содержит норм, приравнивающих права членов семей лиц, являвшихся инвалидами вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы, в связи с аварией на ЧАЭС, к членам семей инвалидов вследствие военной травмы и не подлежит расширительному толкованию относительно круга лиц, имеющих право на соответствующие меры социальной поддержки. Т.е., они говорят не о какой-то отдельной норме этого закона, а о законе в целом. Мне не известно, почему они решили, что где-то в законе №306-ФЗ законодатель должен был отдельно выделить часть лиц из категории военнослужащих, получивших увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы, а именно, военнослужащих, получивших увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле и указать, что он распространяется и на них и на членов их семей. Мне также не известно, в какой части закона это должно быть сделано. Не известно мне и чем военная травма, применительно к целям данного закона, отличается от увечья или заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы, ведь согласно части 8 статьи 3 закона №306-ФЗ под словами военная травма, следует далее в его тексте читать: «увечье или заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы».
Мне не понятно и то, почему Секретариат Конституционного Суда РФ в своем уведомлении говорит о праве на получение ежемесячной денежной компенсации в связи со смертью супруга - инвалида вследствие увечья, полученного при исполнении иных обязанностей военной службы и связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС, на равных условиях с членами семей умерших инвалидов вследствие военной травмы. Закон №306-ФЗ не говорит об инвалидах вследствие военной травмы в том контексте, в каком это понимают Президиум Смоленского областного суда и судья Верховного Суда РФ Б.А.Горохов, т.е., как только об инвалидах, имеющих заключение о причине инвалидности «военная травма». Согласно части 8 статьи 3 закона №306-ФЗ под словами военная травма, следует далее в его тексте читать: «увечье или заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы». Поэтому говорить о равных условиях членов семей инвалидов вследствие увечья или заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле, с членами семей умерших инвалидов вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы, бессмысленно, поскольку это является очевидным.
На основании выше сказанного, поскольку иного способа восстановить мое конституционное право на недопущение дискриминации, нарушенное судами, в том числе, Верховным Судом РФ, невозможно,

ПРОШУ

Признать Федеральный закон «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статье 19, в той мере, в какой он, по смыслу, придаваемому ему правоприменителями, не допускает предоставление ежемесячной денежной компенсации, предусмотренных данным законом, членам семей военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы (иных обязанностей военной службы) в Чернобыле, или умерших от такого заболевания, тогда как членам семей военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы или умерших от такого заболевания во всех иных ситуациях, такие компенсации этим законом предусмотрены.

или

Признать части 9 и 10 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статье 19, в той мере, в какой они, по смыслу, придаваемому ему правоприменителями, не допускают предоставление ежемесячных денежных компенсаций, предусмотренных ими, членам семей военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы (иных обязанностей военной службы) в Чернобыле, или умерших от такого заболевания, тогда как членам семей военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы или умерших от такого заболевания во всех иных ситуациях, такие компенсации этим законом предусмотрены.

либо

Признать части 9 и 10 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» Федеральный закон от 7 ноября 2012 г. №306-ФЗ и закон в целом не противоречащим Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в нем положения – по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования – не могут рассматриваться как препятствующие назначению предусмотренных ими ежемесячных денежных компенсаций членам семей военнослужащих и лиц, призванных на военные сборы, являвшихся при жизни инвалидами вследствие увечья или заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы (иных обязанностей военной службы), связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС или умерших от такого заболевания.


Приложение:

1. Текст обжалуемого Закона (3 экз.)
2. Копия решения Ленинского районного суда г. Смоленска от 6 февраля 2013 г. (3 экз.)
3. Копия апелляционного определения Смоленского областного суда от 9 апреля 2013 г. (3 экз.)
4. Копия определения Президиума Смоленского областного суда от 29 августа 2013 г. (3 экз.)
5. Копия определения судьи Верховного Суда РФ от 6 декабря 2013 г. №36-КФ13-303 (3 экз.)
6. Копия письма Заместителя председателя Верховного Суда РФ от 25 февраля 2014 г. (3 экз.)
7. Квитанция об оплате госпошлины.


_____________ Гришина О.В.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 25 ноя 2014, 16:46 
Не в сети

Зарегистрирован: 26 июн 2011, 11:53
Сообщения: 378
Откуда: г.Ульяновск
Я чувствую! Нет, я уверен на 100%, что судья ВС РФ Б.А.Горохов не будет судим Всевышним, а прямиком направится в Ад к своему хозяину...


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 20 фев 2015, 17:33 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Очередное нарушение Конституционным Судом РФ прав вдов чернобыльцев из числа военнослужащих и призванных на сборы. А значит и самих указанных чернобыльцев.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Койдан Ларисы Васильевны на нарушение ее конституционных прав частью 9 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат»
город Санкт-Петербург 29 января 2015 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя
В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря,
Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева,
М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, С.П.Маврина,
Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой,
В.Г.Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Л.В.Койдан к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.В.Койдан, являющаяся вдовой военнослужащего, смерть которого наступила в результате заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС, оспаривает конституционность части 9 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», согласно которой в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, каждому члену его семьи выплачивается ежемесячная денежная компенсация, которая рассчитывается путем деления ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 данной статьи для инвалида I группы, на количество членов семьи (включая погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, проходившего военные сборы).
По мнению заявительницы, оспариваемая норма в той мере, в какой по
смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, она не
предусматривает возможность назначения ежемесячной денежной
компенсации, установленной для членов семей граждан, смерть которых была обусловлена военной травмой, членам семей тех лиц, смерть которых наступила в результате заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС, противоречит статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив
представленные Л.В.Койдан материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.
Исходя из того, что правовой статус семьи военнослужащего,
погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья,
ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей
военной службы), производен от правового статуса военнослужащего и
обусловлен спецификой его профессиональной деятельности (Постановление
Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года
№ 18-П), федеральным законодателем предусмотрен особый правовой
механизм для возмещения вреда, причиненного в связи со смертью
кормильца, членам семей погибших (умерших) военнослужащих,
направленный на восполнение основного или одного из основных источников постоянного дохода семьи военнослужащего – денежного
довольствия, утраченного в результате его гибели (смерти), в том числе в
случае, когда у самих членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего
отсутствует возможность (в силу нетрудоспособности, занятости
воспитанием малолетних детей, несовершеннолетия и т.п.) компенсировать утраченный доход собственными силами.
Установленная частью 9 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» ежемесячная денежная компенсация для членов семьи военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, в случае их гибели (смерти), наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, представляет собой выплату, которая наряду с другими мерами является элементом указанного механизма и обеспечивает социальную защиту названной категории граждан. Следовательно, оспариваемая норма, направленная на восполнение имущественных потерь членам семей умерших (погибших) вследствие военной травмы военнослужащих, сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы.
Как следует из приложенных к жалобе материалов, оспаривая конституционность данного законоположения, заявительница связывает нарушение своих прав с отказом правоприменительных органов в назначении ей ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной Федеральным законом «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» для членов семей военнослужащих, в случае их гибели (смерти), наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, поскольку заявительница является членом семьи военнослужащего, умершего не вследствие военной травмы, а вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС.
Между тем разрешение данного вопроса возможно лишь путем внесения изменений в действующее правовое регулирование, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Койдан
Ларисы Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по
данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 135-О


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 20 фев 2015, 18:03 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
КС РФ несет околесицу, что "... заявительница является членом семьи военнослужащего, умершего не вследствие военной травмы, а вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС".
Можно подумать, что судьи КС РФ не знают, что в 306-ФЗ сокращенным термином "военная травма" принято обозначать "заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы". Т.е., фактически, КС РФ утверждает, что "... заявительница является членом семьи военнослужащего, умершего не вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы, а вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС". Ну, или что то же самое: "... заявительница является членом семьи военнослужащего, умершего не вследствие военной травмы , а вследствие военной травмы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС".
В части 4 статьи 15 Закона «О государственном пенсионном обеспечении» дано определение, что считается потрей кормильца вследствие военной травмы: «Потерей кормильца вследствие военной травмы считается его смерть, наступившая вследствие причин, указанных в подпункте 1 пункта 2 настоящей статьи, т.е., вследствие ранения, контузии, увечья или заболевания, полученных при защите Родины, в том числе в связи с пребыванием на фронте, прохождением военной службы на территориях других государств, где велись боевые действия, или при исполнении иных обязанностей военной службы». Т.е., очевидно, что вдова потеряла кормильца вследствие военной травмы. Теримины "военная травма" и "заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы" с точки зрения закона синонимы. То, что данная военная травма получена в Чернобыле, не может служить основанием для умаления прав военнослужащего.
КС же упорно не желает признавать военнослужащих, исполнявших обязанности военной службы в Чернобыле полноправными военнослужащими. По его мнению, это военнослужащие низшего сорта, на которых общие права военнослужащих, вытекающие из их статуса, не распространяются. А следовательно, и на их вдов.

И что меня особенно возмущает - Союз "Чернобыль" России - "главный защитник прав и нтересов всех чернобыльцев", глух и слеп к этой проблеме. Сам ничего не предпринимает, чтобы ее решить, и другим не дает.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 20 фев 2015, 20:54 
Не в сети
Site Admin
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 22 мар 2007, 12:31
Сообщения: 808
Наговицын Юрий писал(а):
Как следует из приложенных к жалобе материалов, оспаривая конституционность данного законоположения, заявительница связывает нарушение своих прав с отказом правоприменительных органов в назначении ей ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной Федеральным законом «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» для членов семей военнослужащих, в случае их гибели (смерти), наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, поскольку заявительница является членом семьи военнослужащего, умершего не вследствие военной травмы, а вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС. Между тем разрешение данного вопроса возможно лишь путем внесения изменений в действующее правовое регулирование, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».


Иногда КС в отдельных своих решениях объявляет не соответствующими Конституции нормы в смысле придаваемом им судебной практикой. И в этом случае, как правило, в решении КС озвучивается необходимость внесения изменения в законодательство. Здесь же КС ослеп и оглох.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 20 фев 2015, 21:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Действительно, КС РФ любую ситуацию обкатывает так, как ему нужно в данном конкретном деле. Сейчас перед ним стояла задача не допустить новых расходов федерального бюджета, и так трещащего по швам, и он ее выполнил. Хотя очевидно, что он признал, что обжалуемый закон, не допускает выплату ВВЗ вдовам военнослужащих, служивщих в Чернобыле, а признав это, то если он не считает это нарушением Конституции, то обязан был указать, какие конституционно значимые цели преследовал законодатель, ограничивая права этих вдов по сравнению со вдовами всех остальных военнослужащих.
И практически всегда признание Конституционным Судом какой-то нормы закона не соответствующей Конституции РФ, требует внесения изменений в Закон. Так что это не может являться основанием для отказа в принятии жалобы к рассмотрению.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 02 мар 2015, 19:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Письмо Путину от 28 февраля, направленное через его Интернет-приемную:

«Уважаемый, Владимир Владимирович!

Обращаюсь к Вам как к Гаранту Конституции РФ. Только что Россия отметила День Защитника Отечества. Но я хочу обратить Ваше внимание, что защитники Отечества делятся у нас на два сорта – защитники Отечества первого сорта и защитники Отечества второго сорта. К защитникам Отечества ВТОРОГО СОРТА относятся военнослужащие, получившие заболевания вследствие радиационного воздействия в Чернобыле или в подразделениях особого риска, в отличие от всех остальных военнослужащих, которые считаются полноценными защитниками Отечества.
Этот вывод основан на позиции Министерства обороны РФ, Верховного Суда РФ и Конституционного Суда РФ, которые утверждают, что заболевания, полученные военнослужащими вследствие радиационного воздействия в Чернобыле или в подразделениях особого риска, в отличие от заболеваний, полученных военнослужащими в результате такого воздействия во всех других ситуациях, не являются военной травмой. Последний пример такого дискриминационного отношения к военнослужащим, исполнявшим свой воинский долг в Чернобыле или в подразделениях особого риска, и их вдовам приведен в Определении Конституционного Суда РФ от 29 января 2015 г. №135-О.
Прошу Вас дать поручение Министерству обороны РФ в пределах его компетенции разработать изменения в нормативные акты, с целью подтверждения того, что заболевания, полученные военнослужащими вследствие радиационного воздействия в Чернобыле или в подразделениях особого риска, являются военной травмой. Я думаю, что указанные военнослужащие и их вдовы ничем не заслужили такого уничижительного отношения».


АДМИНИСТРАЦИЯ ПРЕЗИДЕНТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
УПРАВЛЕНИЕ
ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПО РАБОТЕ С ОБРАЩЕНИЯМИ ГРАЖДАН
И ОРГАНИЗАЦИЙ
_________
ул. Ильинка, д. 23, Москва, Российская Федерация, 103132
« 02 » марта 20 15 г.
№ А26-07-20862271
НАГОВИЦЫНУ Ю.

Ваше обращение на имя Президента Российской Федерации,
направленное 28.02.2015 г., полученное 02.03.2015 г. в форме электронного
документа и зарегистрированное 02.03.2015 г. за № 208622, рассмотрено и
направлено в Министерство обороны Российской Федерации в целях
объективного и всестороннего рассмотрения с просьбой проинформировать
Вас о результатах рассмотрения (часть 3 статьи 8 Федерального закона от 2
мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан
Российской Федерации»).
Советник департамента
письменных обращений граждан и
организаций Т.Овчинникова



В том, что из Министерства обороны придет ничего не значащая, не дающая никакого вразумительного объяснения указанному мной факту, отписка за подписью какого-нибудь клерка, можно не сомневаться. Но я считаю необходимым постоянно тыкать их носом в их дерьмо.

И вот полученная отписка на это обращение, направленная мне от имени Минообороны РФ:

"МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНОБОРОНЫ РОССИИ) ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ГЛАВНЫЙ ЦЕНТР ВОЕННО-ВРАЧЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
(ФГКУ «ГЦ ВВЭ» Минобороны России) г. Москва, 105229, Госпитальная пл., 1-3, стр. 5 .
23 марта 2015 г.№ 1/5/Н-236

Наговицыну Юрию Александровичу

Уважаемый Юрий Александрович!
Ваше обращение на имя Президента Российской Федерации по вопросу социальной защиты пострадавших от радиоактивного заражения в результате аварии на ЧАЭС и при участии в действиях подразделений особого риска по поручению в ФГКУ «ГЦ ВВЭ» Минобороны России рассмотрено.
Сообщаю, что социальные гарантии гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС или участии граждан в действиях подразделений особого риска установлены в соответствии с законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», Федеральным законом от 12.02.2001 г. № 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», Федеральными законами «О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча» и «О социальных гарантиях граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне».
В связи с введением в действие Федерального закона РФ № 306-ФЗ от 7.11.2011 г. «О денежном довольствии военнослужащих и представлении им отдельных выплат» Правительством Российской Федерации принято Постановление от 19.12.2013 г, № 1189. «О индексации в 2014 г. размеров компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии в 1957 году на производственном объединение «Маяк» и отбросов радиоактивных отходов в реку Теча, а также вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне». Министерству труда и социальной защиты Российской Федерации совместно с Министерством финансов Российской Федерации постановлением Правительства Российской Федерации от 19.12.2013 г. № 1189 поручено давать разъяснения по вопросам, связанным с применением настоящего постановления.
Предоставление социальных "гарантий и льгот гражданам, пострадавшим от воздействия радиации производится на основании федеральных законов, принимаемых Государственной Думой Федерального собрания/российской Федерации Министерство обороны Российской Федерации правом законодательной инициативы не обладает.
Начальник Главного центра
А.Чаплюк"

Как говорится, разговор слепого с глухим :cry: .

Я ждал от Минобороны какой-либо глупости, но не до такой же степени!


Последний раз редактировалось Наговицын Юрий 06 апр 2015, 19:36, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 07 апр 2015, 10:21 
Не в сети
Site Admin
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 19:47
Сообщения: 2999
Откуда: г. Рязань [email protected]
Юра! Я думаю, что Вы несколько отвлеклись от темы КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД и "сели на своего любимого конька". Есть же страница topic913.html
И что прикажете делать?

_________________
В любом человеке есть все человеческое: самое лучшее и самое худшее.
Луи Лавель.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 07 апр 2015, 10:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Я не против, если дискуссия будет перенесена туда.

Перенесено.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 13:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Мирончука Василия Владимировича и Шилова Владимира Владимировича на нарушение их конституционных прав пунктом 3 статьи 14 и статьей 231 Федерального закона «О ветеранах»

город Санкт-Петербург 23 июня 2015 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя
В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря,
Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева,
М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой,
С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой,
В.Г.Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы граждан В.В.Мирончука и В.В.Шилова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил :
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане В.В.Мирончук и В.В.Шилов оспаривают конституционность следующих положений Федерального закона от 12 января 1995 года № 5-ФЗ «О ветеранах»:
пункта 3 статьи 14, согласно которому меры социальной поддержки, предоставляемые инвалидам боевых действий, распространяются на военнослужащих и лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, ставших инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей);
статьи 231, предоставляющей отдельным категориям ветеранов из числа предусмотренных данным Федеральным законом (включая инвалидов войны) право на ежемесячную денежную выплату и определяющей ее размер, а также общие правила ее установления и выплаты.
Как следует из материалов жалобы, в 2012 году органы Пенсионного фонда Российской Федерации, получив от военного комиссариата Республики Хакасия уведомление о том, что заявителям были ошибочно выданы удостоверения инвалидов войны, прекратили установленные им в 2005 году по указанному основанию ежемесячные денежные выплаты. В удовлетворении их требований об отмене данного решения, возобновлении ежемесячных денежных выплат, взыскании образовавшейся задолженности и компенсации морального вреда им было отказано судами общей юрисдикции со ссылкой в том числе на оспариваемые нормы.
По мнению заявителей, оспариваемые ими положения не соответствуют статьям 1 (часть 1), 2, 7, 18, 19 (часть 2), 54 (часть 1), 55 (части 2 и 3) и 120 Конституции Российской Федерации, поскольку исключают возможность установления военнослужащим, принимавшим участие в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы и признанным инвалидами вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с аварией на Чернобыльской АЭС, ежемесячной денежной выплаты в размере, предусмотренном для инвалидов войны, безотносительно к тому, что такая выплата им предоставлялась в течение длительного периода.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Пункт 3 статьи 14 и статья 231 Федерального закона «О ветеранах» с учетом специфики прохождения военной службы и службы в правоохранительных органах, предполагающей выполнение поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, предоставляют военнослужащим и лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, которые стали инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при выполнении этих задач, право на меры социальной поддержки, установленные для инвалидов боевых действий, направлены на повышение социальной защиты указанной категории граждан путем предоставления им дополнительных льгот, а также ежемесячной денежной выплаты.
Следовательно, оспариваемые заявителями положения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права и свободы других категорий граждан, в том числе военнослужащих, участвовавших в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и признанных инвалидами вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с указанной катастрофой, для которых Законом Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-I «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» предусмотрены возмещение вреда и меры социальной поддержки (статья 14), а также ежемесячная денежная выплата (пункт 1 части первой и пункт 1 части третьей статьи 271), притом что – в изъятие из общего правила, закрепленного в пункте 2 статьи 231 Федерального закона «О ветеранах» и части 3 статьи 281 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», – ежемесячная денежная выплата по указанному основанию может предоставляться одновременно с такой выплатой по иным основаниям.
Разрешение же вопроса об установлении для инвалидов-чернобыльцев из числа военнослужащих ежемесячной денежной выплаты в размере, предусмотренном для инвалидов войны, относится к дискреционным полномочиям законодателя и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона, статьями 96 и 97 «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Мирончука Василия Владимировича и Шилова Владимира Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 1478-О

КС РФ упорно не желает признавать военнослужащих, получивших заболевание при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле, военнослужащими, получившими заболевание при исполнении обязанностей военной службы. Он считает, что это совершенно разные категории граждан. И то, что они служили в Чернобыле, лишает их прав, которые вытекают из их статуса военнослужащего, предоставаляемых общими законами о военной службе и военнослужащих.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 16:03 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2013, 14:28
Сообщения: 761
Откуда: Кёнигсберг
Юра, но ведь только у инвалидов-Чернобыльцев есть право на 2 ЕДВ. Предположим, КС их требование удовлетворит. Тогда они встанут перед выбором подлежащего применению закона- или 2 ЕДВ по нашему з-ну, либо ЕДВ по закону о ветеранах, но тогда уже ЕДВ одно.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 17:38 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Вероятно. Но в любом случае право выбора должно оставаться за военнослужащим.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB