форум чернобыльцев

общение, помощь, советы по проблемам участников ликвидации катастрофы на ЧАЭС и пострадавших от неё, и др. техногенных катастроф
Текущее время: 28 июн 2022, 08:22

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 18:01 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2013, 14:28
Сообщения: 761
Откуда: Кёнигсберг
Юра, но выбор- то очевиден : в пользу большего, если, конечно, с головой у них всё в порядке. Вот и не заморочился КС ради абстрактного права. Такую коллизию он решал ещё в 2005 г. относительно аппетитов ПФ по обдиранию страховых взносов с получателей военных пенсий, так что, собственно, ничего нового.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 18:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Миша, для инвалида III группы выбор совсем не так очевиден. Да и не факт, что ЕДВ для инвалида войны нельзя получать одновременно с ЕДВ инвалида ЧАЭС (в качестве второго ЕДВ, вместо ЕДВ для просто инвалида).


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 18 июл 2015, 23:12 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2013, 14:28
Сообщения: 761
Откуда: Кёнигсберг
Если 2 - то скорее уж для инвалида войны и просто ликвидатора, но овчинка выделки ...Замучаемся правила менять.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 19 июл 2015, 11:07 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Миша, дело не в овчинке, а в нарушении конституционных принципов равенства, справедливости и.т.п. КС РФ фактически считает, что наличие у человека категории гражданина, подвергшегося воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС лишает его статуса военнослужащего, и все его права ограничиваются исключительно Чернобыльским законом.
КС РФ говорит, что «пункт 3 статьи 14 и статья 231 Федерального закона «О ветеранах» с учетом специфики прохождения военной службы … предполагающей выполнение поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, предоставляют военнослужащим … которые стали инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при выполнении этих задач, право на меры социальной поддержки, установленные для инвалидов боевых действий, направлены на повышение социальной защиты указанной категории граждан путем предоставления им дополнительных льгот, а также ежемесячной денежной выплаты».
А разве это не относится в полной мере к военнослужащим, служившим в Чернобыле? Разве они перестали быть в Чернобыле военнослужащими? Разве они не выполняли поставленные задачи в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, и разве увечья у них получены не при выполнении этих задач?
А давай посмотрим, что бы было, если бы Чернобыльского закона вообще не существовало. Тогда бы военнослужащим, получившим увечье при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле, причину инвалидности определяли в формулировке «военная травма», со всеми вытекающими отсюда последствиями – ЕДВ как для инвалида войны на основании пункта 3 статьи 14 Федерального закона «О ветеранах», ежемесячная денежная компенсация на основании Закона №306-ФЗ (практически в том же размере, что и в сегодняшней редакции Чернобыльского закона), две пенсии и т.д.). Т.е., если бы Чернобыльского закона не было, то военнослужащий пользовался бы всеми правами, вытекающими из его статуса военнослужащего. Почему же принятие Чернобыльского закона лишило его этих прав? Только не надо говорить, что льготы и меры поддержки по чернобыльскому закону больше или равны льготам военнослужащих, ставших инвалидами боевых действий (инвалидами войны). Все может измениться - сегодня одна ситуация, завтра другая – завтра инвалидам боевых действий могут добавить льгот или чернобыльцам уменьшить. Поэтому право выбора у гражданина должно оставаться. Наличие у военнослужащего категории гражданина, подвергшегося воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС не может лишать его статуса военнослужащего, со всеми вытекающими отсюда правами.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 19 июл 2015, 19:11 
Не в сети

Зарегистрирован: 05 фев 2013, 14:28
Сообщения: 761
Откуда: Кёнигсберг
А вот интересно, куда МО относит или будет относить поражения БОВ, БРВ, Биологическим оружием, оптическими квантовыми генераторами? Явно не контузия,ранение или травма. Тогда куда? Декретно к чему- будь приписать?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 27 окт 2015, 16:23 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Конституционный Суд окончательно потерял всякую совесть, народ за идиотов держит. Плетет какую-то ересь, что часть вторая статьи 2 Закона №5-ФЗ принята на какой-то "переходный период". Но что это за период - он уже кончился? Если кончился, то почему эта норма не изъята из текста Закона? В самом законе ничего не сказано о каком-то ограничении действия этой нормы во времени. Если "переходный период" закончился, то значит и в отношении неинвалидов часть вторая статьи 2 не может применяться? Ни на один из этих вопросов КС не ответил. Опять ссылается на часть четвертую статьи 14 Базового закона, а он может сказать, какого размера должна быть компенсация неинвалида, умершего в связи с ЧАЭС? Ведь размер выплаты вдове должен зависеть от группы инвалидности мужа, а если никакой группы не было?!!! Хорошо устроились судьи КС - жируют там, на всех плюют, ни за что не отвечают, несут всякий бред, нас за людей не считают, жаловаться на них можно только Господу Богу, а он, как известно, не правомочен отменять определения КС РФ или применять какие -либо меры воздействия по отношению к Суду или его судьям.

Вот этот опус:

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Коротаевой Татьяны Федоровны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»
город Санкт-Петербург 29 сентября 2015 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя
B. Д.Зорькина, судей А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой,
C. П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Т.Ф.Коротаевой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Т.Ф.Коротаева оспаривает конституционность части второй статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», согласно которой семьям, потерявшим кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, выплачивается ежемесячная денежная сумма, определенная в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний для исчисления размера ежемесячной страховой выплаты, но не превышающая максимального размера ежемесячной страховой выплаты, установленного федеральным законом о бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на очередной финансовый год.
Как следует из материалов жалобы, суд общей юрисдикции, сославшись в том числе на оспариваемую норму, отказал заявительнице - вдове инвалида- чернобыльца, умершего вследствие заболевания, возникшего в связи с чернобыльской катастрофой, в удовлетворении исковых требований о взыскании ежемесячной денежной суммы возмещения вреда, исчисленной из среднего заработка кормильца.
По мнению заявительницы, оспариваемое ею законоположение не соответствует статье 19 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, исключает возможность установления членам семей инвалидов-чернобыльцев, умерших вследствие обусловленного чернобыльской катастрофой заболевания, ежемесячной денежной суммы в размере, определенном исходя из среднего месячного заработка кормильца, чем создает для них худшие условия возмещения вреда, причиненного смертью кормильца, пострадавшего в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, по сравнению с членами семей граждан, не имевших инвалидности и умерших вследствие заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Вопрос о праве членов семей инвалидов-чернобыльцев, умерших вследствие заболеваний, обусловленных воздействием радиационных факторов в связи с чернобыльской катастрофой, на ежемесячные денежные компенсации в возмещение вреда, исчисленные из среднего заработка умершего кормильца, ранее уже ставился в обращениях граждан и их объединений в Конституционный Суд Российской Федерации. Отказывая в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Н.П.Березовской и Общероссийского союза общественных объединений «Союз «Чернобыль» России», Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 7 июня 2011 года № 842-О-О, основываясь на правовых позициях, выраженных в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 года № 18-П и от 19 июня 2002 года № 11 -П, указал, в частности, следующее.
Определение конкретных способов и объемов социальной защиты, предоставляемой тем или иным категориям граждан, в том числе в случае причинения вреда здоровью, вызванного деятельностью государства в сфере освоения и использования ядерной энергии, является прерогативой законодателя.
Реализуя предоставленные ему полномочия, законодатель в Федеральном законе от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ изменил порядок определения размера ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, и установил такие компенсации в твердых суммах в зависимости от степени утраты здоровья (группы инвалидности), а также распространил право на данные выплаты на нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, в случае смерти последних (пункт 3 статьи 1).
Изменение законодателем порядка определения размера ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда здоровью было предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации, который в Постановлении от 19 июня 2002 года № 11 -П исходя из принципов
справедливости, равенства всех перед законом и вытекающего из этого равенства ценности жизни и здоровья всех граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы, признал не противоречащими Конституции Российской Федерации, в частности, положения пункта 25 (в действующей редакции - пункта 15) части первой и части второй статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в редакции Федерального закона от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ) в их нормативном единстве с частями первой и второй статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ, не предоставляющие
нетрудоспособным членам семьи, находившимся на иждивении инвалида- чернобыльца, право на получение возмещения вреда в случае его смерти в размере, который исчисляется из заработка, если они впервые обратились за возмещением вреда после вступления в силу данного Федерального закона.
Исходя из того что право на возмещение вреда, причиненного смертью пострадавшего вследствие воздействия радиации кормильца, посредством ежемесячных выплат, как и в соответствии с ранее действовавшим правовым регулированием, должно быть на равных условиях с членами семей умерших инвалидов-чернобыльцев обеспечено семьям, потерявшим кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, законодатель в части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» распространил на них (наряду с иными мерами социальной поддержки) право на ежемесячную денежную компенсацию, предусмотренную пунктом 15 части первой данной статьи.
Вместе с тем в части второй статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года №5-ФЗ, направленной на осуществление регулирования соответствующих отношений в условиях переходного периода ( до определения размера ежемесячной денежной компенсации для членов семей граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, непосредственно в Законе Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»), для названной категории граждан был сохранен прежний порядок выплаты ежемесячной денежной суммы.
Такое законодательное регулирование имело целью создание правового механизма реализации права на получение ежемесячной денежной компенсации членами семей граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, на период отсутствия в Законе Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» положений, закрепляющих для них порядок исчисления размера ежемесячной денежной компенсации, а потому оно не может рассматриваться как нарушающее права нетрудоспособных членов семьи, находившихся на иждивении граждан, ставших инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Коротаевой Татьяны Федоровны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 2246-О


Последний раз редактировалось Наговицын Юрий 15 фев 2016, 17:41, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 15 фев 2016, 14:56 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
ЗАЯВЛЕНИЕ Корораевой Т.Ф, о разъяснении отдельных положений определения Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2015 г. №2246-О

"29 сентября 2015 г. Конституционный Суд РФ вынес определение №2246-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Коротаевой Татьяны Федоровны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 2 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».
Несмотря на то, что это определение вынесено в процедуре рассмотрения вопроса о возможности принятия жалобы к рассмотрению по существу и рассматривает исключительно вопрос о допустимости жалобы, тем не менее, оно содержит неясности, которые могут рассматриваться правоприменителями, как формулирование Конституционным Судом РФ определенных правовых позиций.
В частности, поскольку о том, что часть вторая статьи 2 Закона №5-ФЗ была принята законодателем только на переходный период, нигде – ни в Базовом чернобыльском законе, ни в Законе №5-ФЗ не сказано, а сказано только в Определении Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 г. №842-О-О и процитировано в определении об отказе в принятии к рассмотрению моей жалобы, то возникают естественные вопросы, на которые никто, кроме самого Конституционного Суда РФ, ответить не может. Поэтому

ПРОШУ РАЗЪЯСНИТЬ:

1. Закончился ли переходный период, на который принята часть вторая статьи 2 Закона №5-ФЗ, к настоящему времени?
2. Если закончился, то когда и с принятием какой конкретно нормы непосредственно в Законе Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», определившей размер ежемесячной денежной компенсации для членов семей граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой?
"

И вот ответ КС РФ на это завление:

"ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданки Коротаевой Татьяны Федоровны о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 2246-О

город Санкт-Петербург 28 января 2016 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя
B. Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой,
C. П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия ходатайства гражданки Т.Ф.Коротаевой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 29 сентября 2015 года № 2246-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Т.Ф.Коротаевой на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», поскольку она не отвечала
требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
В своем ходатайстве Т.Ф.Коротаева просит разъяснить указанное Определение.
2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», официальное разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации вынесенного им решения дается только в рамках предмета этого решения и лишь по тем требующим дополнительного истолкования вопросам, которые были предметом рассмотрения в судебном заседании; ходатайство о разъяснении не подлежит удовлетворению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу.
Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 2246-О, о разъяснении которого ходатайствует заявительница, касалось только проверки соответствия поданной жалобы требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и неясностей не содержит. В дополнительном разъяснении выводы, к которым пришел Конституционный Суд Российской Федерации, не нуждаются.
Ходатайствуя о разъяснении указанного Определения, заявительница, по сути, выражает несогласие с его содержанием. Между тем в соответствии с частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайства гражданки Коротаевой Татьяны Федоровны о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 2246-О.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 65-О-Р"

В огороде бузина, в Киеве дядька.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 15 фев 2016, 15:16 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
Как видите, осознавая, что утверждение о каком-то "переходном периоде", на который, якобы, была принята часть вторая статьи 2 Закона №5-ФЗ это бред, КС РФ даже не решился в Определении об отказе в разъяснении отразить поставленный мной от имени заявительницы вопрос. Иначе он очень бледно выглядел бы. Слишком очевиден был бы его ляп для тех, кто будет читать это Определение. Мне стыдно за наш Конституционный Суд.
В следующем заявлении я хотел поставить перед КС РФ вопрос примерно такого содержания: "какая норма Конституции РФ делит население Российской Федерации на две разные категории - на граждан и на инвалидов". Ведь по смыслу, который придают части второй статьи 2 Закона №5-ФЗ ВС РФ и КС РФ, инвалиды к гражданам не относятся. Думал, что поставлю их в сложное положение - заставлю их поломать голову как обосновать этот бред. Теперь понятно, что ответ будет такой же - в нем даже не будет отражена суть вопроса, поэтому и краснеть не придется, пытаясь оправдать свои ляпы.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 16 фев 2016, 10:20 
Не в сети

Зарегистрирован: 26 июн 2011, 11:53
Сообщения: 378
Откуда: г.Ульяновск
Ю. Наговицину. Я еще раньше писал и в КС и ВС, что пока они будут кормиться с барской руки -у нас не будет независимого суда. Предлагал - возьмите с каждого, хоть по 0.5% отчислений и сделайте фонд оплаты судей-может хоть тогда люди, в стране, поверят в правосудие и будет с них спрос-в ответ тишина...


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 26 фев 2016, 17:17 
Не в сети
Site Admin
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 19:47
Сообщения: 2999
Откуда: г. Рязань [email protected]
ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Нагаеца Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав положениями постановления Правительства Российской Федерации «Об индексации в 2015 году размеров компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, а также вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне»

город Санкт-Петербург 28 января 2016 года https://yadi.sk/i/FXrQHj7LpYXZ4

_________________
В любом человеке есть все человеческое: самое лучшее и самое худшее.
Луи Лавель.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 19 апр 2016, 14:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гребенниковой Людмилы Леонидовны на нарушение ее конституционных прав положением подпункта «б» пункта 4 Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, пенсионное обеспечение которых осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации, и членам их семей город Санкт-Петербург 29 марта 2016 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, М.И.Клеандрова, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки Л.Л.Гребенниковой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.Л.Гребенникова, вдова военнообязанного, призванного на военные сборы, принимавшего участие в ликвидации последствий чернобыльской катастрофы и умершего вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС, оспаривает конституционность подпункта «б» пункта 4 Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, пенсионное обеспечение которых осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации, и членам их семей в первоначальной редакции (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2012 года № 142 «О финансовом обеспечении и об осуществлении выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат») в той части, в какой он обусловливает возможность назначения ежемесячной денежной компенсации членам семьи гражданина, призванного на военные сборы и умершего вследствие военной травмы, предоставлением ими документов, подтверждающих, что его смерть наступила вследствие военной травмы (абзацы третий и четвертый).
По мнению заявительницы, оспариваемые положения, которые при разрешении дела с ее участием были истолкованы Верховным Судом Российской Федерации – вопреки буквальному содержанию части 8 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 года № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» – как исключающие возможность отнесения к военной травме увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС, препятствуют установлению ей ежемесячной денежной компенсации в связи со смертью супруга, а потому не соответствуют статьям 2, 7, 10, 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
С учетом того что правовой статус семьи военнослужащего, погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья, ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей военной службы), производен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2010 года № 18-П), федеральным законодателем предусмотрен особый правовой механизм для возмещения вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, членам семей погибших (умерших) военнослужащих, направленный на восполнение основного или одного из основных источников постоянного дохода семьи военнослужащего – денежного довольствия, утраченного в результате его гибели (смерти), в том числе в случае, когда у самих членов семьи погибшего (умершего) военнослужащего отсутствует возможность (в силу нетрудоспособности, занятости воспитанием малолетних детей, несовершеннолетия и т.п.) компенсировать утраченный доход собственными силами.
Установленная частями 9 и 10 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» ежемесячная денежная компенсация для членов семьи инвалидов вследствие военной травмы, военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, в случае их гибели (смерти), наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, представляет собой выплату, которая наряду с другими мерами является элементом указанного механизма и обеспечивает социальную защиту названной категории граждан.
Нормативный правовой акт, положения которого оспаривает Л.Л.Гребенникова, утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 22 февраля 2012 года № 142, принятым в соответствии со статьей 3 названного Федерального закона, и устанавливает процедуру осуществления данными гражданами права на такую компенсацию. Следовательно, положения подпункта «б» пункта 4 Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона «О денежном
довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, пенсионное обеспечение которых осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации, и членам их семей, направленные на обеспечение реализации права граждан, потерявших кормильца из числа военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, в случае их гибели (смерти) вследствие военной травмы, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права членов семей инвалидов-чернобыльцев, которым ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного смертью кормильца, может предоставляться в соответствии с частью второй статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 года № 1244-I «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».
Как следует из представленных материалов, оспаривая конституционность данных положений, Л.Л.Гребенникова, которой не может быть установлена ежемесячная денежная компенсация по названному Закону Российской Федерации, как не находившейся на иждивении мужа – инвалида вследствие чернобыльской катастрофы, связывает нарушение своих прав с отказом правоприменительных органов в назначении ей ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной Федеральным законом «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» для членов семей военнослужащих в случае их гибели (смерти), наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, на том основании, что она является членом семьи военнообязанного, умершего не вследствие военной травмы, а вследствие заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы в связи с катастрофой на Чернобыльской АЭС.
Однако разрешение данного вопроса возможно лишь путем внесения изменений в действующее правовое регулирование, что не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3
Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гребенниковой Людмилы Леонидовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 601-О


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
СообщениеДобавлено: 19 апр 2016, 15:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 20 мар 2007, 18:27
Сообщения: 519
Откуда: Киров
А вот текст самой жалобы Гречишкиной:

ЖАЛОБА
на несоответствие Конституции Российской Федерации
Правил выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, пенсионное обеспечение которых осуществляется
Пенсионным фондом Российской Федерации, и членам их семей,
утвержденных Постановлением Правительства РФ от 22 февраля 2012 г. № 142
«О финансовом обеспечении и об осуществлении выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона
№ 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих
и предоставлении им отдельных выплат»,
по смыслу, придаваемому правоприменителями используемому в них термину «военная травма»


Источник публикации: "Собрание законодательства РФ", 05.03.2012, №10, ст. 1230, "Российская газета", №48, 06.03.2012.
Право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации предоставлено мне пунктом 4 статьи 125 Конституции РФ и статьей 96 Федерального Конституционного Закона №1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».
Основанием к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации Правила выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, пенсионное обеспечение которых осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации, и членам их семей, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 22 февраля 2012 г. № 142 «О финансовом обеспечении и об осуществлении выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» по смыслу, придаваемому правоприменителями используемому в них термину «военная травма». Речь идет о правовом смысле термина «военная травма» в Правилах в целом и в подпункте «б» пункта 4, в частности.

СОДЕРЖАНИЕ ЖАЛОБЫ
Я являюсь членом семьи (вдовой) гражданина, призванного в 1986 г. на специальные военные сборы для ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, умершего в 1996 г. вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы, связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС. Связь его смерти с исполнением обязанностей военной службы установлена справкой медико-социальной экспертизы от 5 марта 2014 г.
Статьей 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» №306-ФЗ (далее – Закон №306-ФЗ), вступившего в силу с 1 января 2012 г., предусмотрено, что в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, а также в случае смерти (гибели) инвалида вследствие военной травмы, не связанной с исполнением обязанностей военной службы, каждому члену его семьи выплачивается определенная ежемесячная денежная компенсация.
Узнав об этом и справедливо считая, что согласно указанию, содержащемуся в части 8 статьи 3 Закона №306-ФЗ, под сокращенным термином «военная травма» далее в законе следует читать: «увечье (ранение, травма, контузия) или заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы», в начале 2014 г. я обратилась в Управление социальной защиты населения Министерства социального развития и семейной политики Краснодарского края в Белореченском районе с заявлением о назначении мне ежемесячной денежной компенсации, предусмотренной для членов семей военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, в случае смерти наступившей вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей военной службы, т.е., военной травмы, поскольку согласно справке медико-социальной экспертизы от 5 марта 2014 г. причина смерти моего мужа установлена как «увечье, полученное при исполнении обязанностей военной службы, связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС». Я совершенно правомерно считаю, что для истинного понимания содержания каждой нормы Закона №306-ФЗ, в которой применен сокращенный термин «военная травма», его следует заменять развернутым содержанием, приведенным в части 8 статьи 3. Так, часть 9 статьи 3 в ее истинном смысле выглядит следующим образом: «В случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие «увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания полученного при исполнении обязанностей военной службы», каждому члену его семьи выплачивается ежемесячная денежная компенсация, которая рассчитывается путем деления ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 13 настоящей статьи для инвалида I группы, на количество членов семьи (включая погибшего (умершего) военнослужащего или гражданина, проходившего военные сборы)».
Аналогично в части 10 ст.3 данного закона.
Это подтверждено и Конституционным Судом РФ, в частности, в Определении №2630-О от 19.12.2015. В нем сказано:
«Положениями Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» единовременное пособие и ежемесячная денежная компенсация наряду с другими мерами являются элементами созданного в системе действующего правового регулирования специального публично-правового механизма возмещения вреда, дополнительной социальной гарантией, предоставляемой членам семьи военнослужащего, умершего в результате увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных им при исполнении обязанностей военной службы (т.е. в результате военной травмы), направлены на восполнение имущественных потерь данной категории граждан, обеспечивают полноту их социальной защиты».
Однако в назначении этой выплаты мне было незаконно отказано, в связи с чем я обратилась с иском в районный суд. Белореченский районный суд Краснодарского края 24 июня 2014 г. удовлетворил мой иск, справедливо признав мое право на ежемесячную компенсацию по Закону №306-ФЗ. Решение суда вступило в законную силу, однако УСЗН подало кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, которая была удовлетворена - 30 марта 2015 г. Судебная коллегия Верховного Суда РФ определением №18-КГ14-195 отменила решение районного суда, вынеся новое решение – в иске отказать. Судебная коллегия сослалась на Правила выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, пенсионное обеспечение которых осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации, и членам их семей, (утвержденные Постановлением Правительства РФ от 22 февраля 2012 г. № 142 «О финансовом обеспечении и об осуществлении выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» (далее – Правила), которыми для назначения ежемесячной компенсации предусмотрена обязанность предоставления документа, подтверждающего связь смерти с военной травмой. При этом в указанных Правилах, в отличие от Закона №306-ФЗ, нет расшифровки понятия «военная травма», используемого в них, а именно, что военной травмой в данных Правилах именуется увечье (ранение, травма, контузия) или заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы, поэтому Верховный Суд РФ придает ему такой смысл, что речь идет именно об обязательной формулировке «военная травма» в требуемом документе.
Я считаю, что данные Правила, по смыслу, придаваемому правоприменителями используемому в нем термину «военная травма», не соответствуют Конституции РФ ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3).
Обжалуемая норма применена в моем деле Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении от 30 марта 2015 г. №18-КГ14-195.
В качестве основания для назначения мне ежемесячной компенсации я указывала не наличие у моего мужа инвалидности вследствие военной травмы, а связь смерти с заболеванием, полученным при исполнении обязанностей военной службы (сокращенно – военной травмой). Наличие инвалидности в этом случае значения не имеет. То, что я ошибочно сослалась не на часть 9 статьи 3, а на часть 10 не может быть основанием для отказа в принятии моей жалобы к рассмотрению, поскольку я обжалую не часть 9 статьи 3 Закона №306-ФЗ, а Правила, примененные в моем деле судом.
Верховный Суд РФ в своем определении от 30 марта 2015 г. указал: «При этом по смыслу ч. 10 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ, помимо копии свидетельства о смерти инвалида заявитель должен подать копию документа, подтверждающего, что смерть инвалида наступила вследствие военной травмы». При этом поданную мной справку учреждения медико-социальной экспертизы с формулировкой причины смерти «увечье, полученное при исполнении обязанностей военной службы, связано с катастрофой на Чернобыльской АЭС», он не признал подтверждением того, что смерть моего мужа наступила вследствие военной травмы.
То, что Верховный Суд РФ придает словам «военная травма» в Правилах смысл именно формулировки «военная травма» в документе о причинной связи смерти или инвалидности, а не сокращенное определение всякого увечья или заболевания, полученного при исполнении обязанностей военной службы, как это определено в части 8 статьи 3 Закона №306-ФЗ, подтверждается решением ВС РФ от 26.06.2014 г. №ВКГПИ14-30 г. и определением ВС РФ от 31.07.2014 г. АПЛ14-420, опубликованными в системе Консультант плюс.
Слова «военная травма» по смыслу, придаваемому им правоприменителями, в первую очередь, Верховным Судом РФ, означают в Правилах не установление факта, что увечье (ранение, травма, контузия) или заболевание получено военнослужащим при исполнении обязанностей военной службы, безотносительно в условиям и обстоятельствам исполнения указанных обязанностей, которое заложено в этот термин в Законе №306-ФЗ (часть 8 статьи 3), а исключительно созвучную формулировку в заключении военно-врачебной комиссии или учреждения медико-социальной экспертизы.
Так в пункте 4 Правил сказано, что для назначения ежемесячной денежной компенсации, установленной частью 9 или 10 статьи 3 Закона, заявитель подает в уполномоченный орган копию заключения военно-врачебной комиссии или учреждения медико-социальной экспертизы, подтверждающего, что смерть военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, или инвалидность наступила вследствие военной травмы.
Между тем в части 8 статьи 3 самого Закона №306-ФЗ сказано что под сокращенным термином «военная травма» далее в тексте данного Закона следует читать: «увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученные при исполнении обязанностей военной службы».
Как видим, для назначения ежемесячной компенсации сам Закон №306-ФЗ, в отличие от Правил, требует вовсе не формулировку в документе «военная травма», а факт наличия смерти, наступившей вследствие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных при исполнении обязанностей военной службы. О формулировках, в которых этот факт должен быть документально зафиксирован, в Законе ничего не говорится.
Согласно Положению о военно-врачебной экспертизе, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 4 июля 2013 года №565, причинная связь увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы, а также причинная связь увечья или заболевания, приведшего к смерти военнослужащего, гражданина, уволенного с военной службы, с исполнением обязанностей военной службы, определяется военно-врачебными комиссиями в 3-х различных формулировках:
1. «военная травма»,
2. «заболевание, радиационно обусловленное, получено при исполнении обязанностей военной службы в связи с аварией на Чернобыльской АЭС»,
3. «заболевание, радиационно обусловленное, получено при исполнении обязанностей военной службы в связи с непосредственным участием в действиях подразделений особого риска».
Формулировки, в которых определяется военно-врачебными комиссиями причинная связь увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы, а также причинная связь увечья или заболевания, приведшего к смерти военнослужащего, гражданина, уволенного с военной службы, с исполнением обязанностей военной службы, о которых идет речь в статье 3 Закона №306-ФЗ, определены и в Приказе Министра обороны РФ от 6 мая 2012 г. №1100 "О Порядке выплаты в Министерстве обороны Российской Федерации единовременных пособий, предусмотренных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат"", а так же в Приказе МЧС от 6 августа 2013 г. №518 "Об утверждении Порядка выплаты в Министерстве Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий единовременных пособий, предусмотренных частями 8 и 12 статьи 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. №306-ФЗ "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат". В обоих этих нормативных правовых актах сказано, что причинная связь увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы, а также причинная связь увечья или заболевания, приведшего к смерти военнослужащего, гражданина, уволенного с военной службы, с исполнением обязанностей военной службы, определяется военно-врачебными комиссиями в формулировках:
«военная травма» или
«заболевание, радиационно обусловленное, получено при исполнении обязанностей военной службы в связи с аварией на Чернобыльской АЭС», либо
«заболевание, радиационно обусловленное, получено при исполнении обязанностей военной службы в связи с непосредственным участием в действиях подразделений особого риска».

В самом Законе №306-ФЗ ничего не говорится о наличии каких-либо исключений из-под действия данного закона военнослужащих, исполнявших обязанности военной службы в каких-либо конкретных условиях, обстоятельствах или местностях. И уж совершенно точно в нем нет никаких указаний, что исключение из числа военнослужащих, получивших увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученные при исполнении обязанностей военной службы, составляют военнослужащие, исполнявшие обязанности военной службы в Чернобыле и получившие увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, при исполнении обязанностей военной службы, связанные с катастрофой на ЧАЭС. Независимо от того, идет речь о единовременных выплатах, или ежемесячных.
К слову сказать, содержание сокращенного термина «военная травма» кроме самого закона №306-ФЗ дано и в других Федеральных законах. Так, это содержание раскрыто в ст.15 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении» и в ст.21 Федерального закона "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" как «ранения, контузии, увечья или заболевания, полученные при защите Родины, в том числе в связи с пребыванием на фронте, прохождением военной службы на территориях других государств, где велись боевые действия, или при исполнении иных обязанностей военной службы».
В отличие Федеральных законов Постановление Правительства РФ, имеет более низкую юридическую силу, и смысл термина «военная травма» используемого в Постановлении Правительства РФ, не должен расходиться с его содержанием, раскрываемым Федеральными законами.
Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, любая дифференциация, приводящая к различиям в правах граждан в той или иной сфере правового регулирования, должна отвечать требованиям Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в силу которых такие различия допустимы, если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им; из конституционных принципов справедливости, равенства и соразмерности вытекает обращенный к законодателю запрет вводить различия в правовом положении лиц, принадлежащих к одной категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях).
Это в полой мере относится и к недопустимости вводить различие в правах военнослужащих, получивших увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы, в том числе ограничивать права военнослужащих, получивших увечье или заболевание при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле. Допустимо только расширять права военнослужащих, исполнявших обязанности военной службы в каких-либо особых условиях, но недопустимо ограничивать такие права, предоставляемые всем военнослужащим в силу их особого правового статуса. В равной мере это относится и к членам их семей, права которых являются производными от прав самих военнослужащих. Между тем, обжалуемая мной норма ограничивает права членов семей военнослужащих, получивших заболевание при исполнении обязанностей военной службы в Чернобыле, только потому, что причинная связь заболевания с исполнением обязанностей военной службы зафиксирована не в формулировке «военная травма». Таким образом, различие в правах военнослужащих, получивших заболевания при исполнении обязанностей военной службы, и как производное от них, в правах членов их семей, основано исключительно на различиях в формулировках, в которых причинная связь увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы отражена в заключении ВВК или МСЭ. Права граждан ставятся в зависимость не от правового статуса и от юридического факта, а исключительно от формулировки, в которой этот факт сформулирован в заключении какого-либо органа, что не отвечает требованиям Конституции РФ, ее статьям 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в силу которых такие различия допустимы, только если они объективно оправданны, обоснованы и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им. Права военнослужащих не могут быть различными только потому, что причинная связь заболевания, полученного при исполнении одних и тех же обязанностей, а именно, обязанностей военной службы, по-разному сформулирована.
Согласно Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации (статья 59, часть 1). Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции: военнослужащий принимает на себя бремя неукоснительно, в режиме жесткой военной дисциплины исполнять обязанности военной службы, которые предполагают необходимость выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья.
Этим определяется особый правовой статус военнослужащих, проходящих военную службу как по призыву, так и в добровольном порядке по контракту, содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним и их обязанностей по отношению к государству, что - в силу Конституции Российской Федерации, в частности ее статей 2, 7, 39 (части 1 и 2), 41 (часть 1), 45 (часть 1), 59 (части 1 и 2) и 71 (пункты «в», «м»), - обязывает государство гарантировать им материальное обеспечение и компенсации в случае причинения вреда жизни или здоровью в период прохождения военной службы.
Выбор правовых средств, направленных на возмещение такого вреда, относится к дискреции федерального законодателя, который, осуществляя соответствующее правовое регулирование, обязан предусматривать эффективные гарантии прав указанных лиц, адекватные правовой природе и целям возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, а также характеру возникающих между ними и государством правоотношений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года № 17-П, от 20 октября 2010 года № 18-П, от 17 мая 2011 года № 8-П и от 19 мая 2014 года № 15-П)».
Это относится ко всем военнослужащим, независимо от того где они проходят или проходили военную службу и какие именно обязанности военной службы они исполнили. Нет никаких оснований полагать, что все выше сказанное не касается военнослужащих, проходивших военную службу в Чернобыле, исполняя обязанности военной службы с риском для жизни ликвидировавших последствия радиационной катастрофы.
Федеральный законодатель, действуя в рамках предоставленных ему полномочий, предусмотрел особый правовой механизм для возмещения вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, членам семей погибших (умерших) военнослужащих, направленный на восполнение основного или одного из основных источников постоянного дохода семьи военнослужащего - денежного довольствия (заработка), утраченного в результате его гибели (смерти). Положениями Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» единовременное пособие и ежемесячная денежная компенсация наряду с другими мерами являются элементами созданного в системе действующего правового регулирования специального публично-правового механизма возмещения вреда, дополнительной социальной гарантией, предоставляемой членам семьи военнослужащего, умершего в результате увечья (ранения, травмы, контузии) или заболевания, полученных им при исполнении обязанностей военной службы (т.е. в результате военной травмы), направлены на восполнение имущественных потерь данной категории граждан, обеспечивают полноту их социальной защиты.
Учитывая особый характер обязанностей государства по отношению к военнослужащим как лицам, выполняющим конституционно значимые функции, а также задачи Российской Федерации как социального государства по обеспечению эффективной защиты и поддержки семьи и исходя из того, что правовой статус семьи военнослужащего, погибшего при исполнении воинского долга (умершего вследствие увечья, ранения, травмы, контузии, полученных при исполнении обязанностей военной службы), производен от правового статуса военнослужащего и обусловлен спецификой его профессиональной деятельности, федеральный законодатель предусмотрел также особый правовой механизм возмещения вреда, причиненного в связи со смертью кормильца, для членов семей погибших (умерших) военнослужащих.
Установленная частью 9 статьи 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» ежемесячная денежная компенсация для членов семьи военнослужащих или граждан, призванных на военные сборы, в случае их гибели (смерти), наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, представляет собой выплату, которая наряду с другими мерами является элементом указанного механизма и обеспечивает социальную защиту названной категории граждан.
Однако оспариваемые мной Правила неправомерно ограничивают круг лиц, которые могут реализовать это конституционное право, оставляет эту возможность только тем членам семей военнослужащих и призванных на сборы, у которых факт связи смерти кормильца с исполнением обязанностей военной службы зафиксирован в формулировке «военная травма», и исключает тех членов семей, у которых этот факт зафиксирован в формулировке «заболевание, радиационно обусловленное, получено при исполнении обязанностей военной службы в связи с аварией на Чернобыльской АЭС», «заболевание, радиационно обусловленное, получено при исполнении обязанностей военной службы в связи с непосредственным участием в действиях подразделений особого риска» и иных формулировках, свидетельствующих о наличии причинной связи заболевания с исполнением обязанностей военной службы.
Формулировка «заболевание, полученное при исполнении обязанностей военной службы, связано с ЧАЭС» состоит из двух частей, свидетельствующих о двух обстоятельствах:
• первое обстоятельство - заболевание получено при исполнении обязанностей военной службы,
• второе обстоятельство - заболевание связано с ЧАЭС
Первое обстоятельство дает права, предоставляемые российским законодательством всем военнослужащим, получившим увечья или заболевания при исполнении обязанностей военной службы, второе обстоятельство дает права, предоставляемые российским законодательством гражданам, просто в силу того, что их заболевание связано с ЧАЭС, независимо от наличия или отсутствия статуса военнослужащего.
Таким образом, вред здоровью, причиненный военнослужащему в Чернобыле (и как производное от этого - компенсация членам его семьи может), может быть возмещен по двум основаниям:
первое основание – наличие у гражданина статуса военнослужащего и связь причиненного ему вреда с исполнением обязанностей военной службы,
второе основание – связь причиненного вреда с ЧАЭС,
Право выбора, по какому основанию получать компенсацию принадлежит получателю компенсации (часть третья статьи 3 Чернобыльского закона). Однако в моем случае, речь о выборе вообще не идет, и идти не может, так как права на ежемесячную компенсацию по второму основанию у меня нет, поскольку право на нее имеют только члены семьи, находившиеся на иждивении умершего, а я на иждивении мужа не находилась. Право же членов семей военнослужащих на ежемесячную компенсацию по Закону №306-ФЗ не зависит от нахождения на иждивении, поэтому я имею право на ежемесячную компенсацию в связи с потерей кормильца только по первому основанию, как член семьи военнослужащего (гражданина призванного на военные сборы) умершего вследствие увечья или заболевания полученного при исполнении обязанностей военной службы. И если бы не обжалуемая мной норма, то исходя их текста самого Закона №306-ФЗ ни у кого не возникло бы сомнений в моем праве на компенсацию, поскольку в нем содержится исчерпывающее, не вызывающее вопросов, определение сокращенного термина «военная травма», используемого в нем.
Конституция Российской Федерации закрепляет в качестве основополагающей обязанности государства признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина и провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и в котором охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка семьи, устанавливаются гарантии социальной защиты (статьи 2 и 7), в том числе для граждан, оставшихся без кормильца, чье право на социальное обеспечение вытекает из статьи 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Обжалуемые мной Правила это мое конституционное право нарушили.
Кроме того, Правительство РФ нарушило конституционный принцип разделения власти на законодательную и исполнительную (ст.10 Конституции РФ) тем, что без полномочий, делегированных ему законодателем, фактически определило категории военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, имеющих право на ежемесячные компенсации, ограничив их исключительно теми, у кого причинная связь увечья или заболевания с исполнением обязанностей военной службы определена в формулировке «военная травма». При том, что законодатель частью 9 статьи 3 делегировал Правительству РФ определение только категорий военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, пропавших без вести при исполнении ими обязанностей военной службы, члены семей которых имеют право на получение ежемесячной денежной компенсации, а частью 17 этой статьи только определение порядка финансирования и осуществления выплат, установленных частями 9, 10 и 13 данной статьи, но не определение категорий граждан, на которых распространяется действие этого закона.
В случае вынесения определения об отказе в принятии моей жалобы к рассмотрению, прошу в обязательном порядке дать в нем аргументированное опровержение следующего моего утверждения:
военнослужащие, проходившие военную службу в Чернобыле, обладают всей полнотой прав, вытекающих из их общего правового статуса военнослужащего, обусловленного особым видом государственной службы – военной службой, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие такого рода службу, выполняющие конституционно значимые функции, не могут быть ущемлены в правах по признаку обстоятельств и места, где эта служба проходит (проходила). Это относится и к членам их семей, права которых являются производными от прав самого военнослужащего.
[
/b]
При этом, исходя из смысла Закона №306-ФЗ в отношении права на возмещение вреда, причиненного при исполнении обязанностей военной службы, граждане, призванные на военные сборы, приравниваются по статусу к военнослужащим.
При отсутствии такого опровержения, отказ не может быть признан обоснованным. Хотя, по большому счету, исходя из принципа состязательности сторон в конституционном судопроизводстве, предусмотренного статьей 35 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», это опровержение обязано обосновать Правительство РФ в ходе судебного процесса.
На основании выше сказанного

ПРОШУ

признать Правила выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона "О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат", военнослужащим и гражданам, призванным на военные сборы, пенсионное обеспечение которых осуществляется Пенсионным фондом Российской Федерации, и членам их семей, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 22 февраля 2012 г. № 142 «О финансовом обеспечении и об осуществлении выплаты ежемесячной денежной компенсации, установленной частями 9, 10 и 13 статьи 3 Федерального закона № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», и, в частности, подпункт «б» пункта 4, их по смыслу, придаваемому правоприменителями используемому в них термину «военная травма», исключительно как аналогичную формулировку в заключении военно-врачебной комиссии или учреждения медико-социальной экспертизы о причинной связи заболевания с исполнением обязанностей военной службы, причем обязательную и единственную, дающую право на ежемесячную компенсацию, не соответствующими Конституции РФ ее статьям 2, 7, 10, 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2) и 55 (часть 3)
.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 42 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 4 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB