Александр Сгадов Рассказы в стиле Михаила Зощенко

Эссе, воспоминания и др.
Оскорбления и нецензурщина не допускаются.

Ответить
Сообщений: 4 Страница 1 из 1

Сообщение
Автор
13 июл 2013, 20:18
Пугайбугай Александр Сгадов

В полтавской области стоит село «Лобкова Балка», в Ярославской области – «Красный Слон», Псковской области селение «Замогилье». А название рек. Кто их придувымал? Река «Волосня», река «Кобылица», речка «Вшивка», «Земзюлька», « Моча», «Тухлянка», «Убля», «Вобля». И снова деревня в Тверской области, вслушайтесь- «Бу-ха-ло-во». «Каменный конец» - в Псковской области. Таких названий – море.Можно было бы перечислять и перечислять с утра и до вечера. Но мой рассказ о другой сторонке. Родной мне с детских пор.
Наше селение - «Тёщин Блин» с широкой речкой в разлив и бурной - в остальное время года, называлась совершенно мирно и не амбициозно – «Пугайбугай».
Кого она так напугала так сильно и больно? Было не понятно. Но мы все выходцы с этих мест были – «Пугайбугайцами» по происхождению. Никогда не было слышно, чтоб кто-то из наших поселян на вопрос:
- Откуда и кто ты такой?
Ответил, что он «Тёщинблиновец». Долгое время мы пытались переделать название села в старинное. Более изысканное. Но выходило так, что до революции несколько домов, которые организовали ссыльные анархисты-революционеры назывались и того хуже - «Большой Куяж». Пришлось навсегда оставить идею переиначить, перемудрить сложившуюся судьбу бытия. А с нею - и нашу жизнь. Как известно, что имя, которым ты крестишь младенца, в дальнейшем - определяет его судьбу. Получалось, что благодаря старинному названию нашего села, все мы – «Пугайбугайцы» жили Больше «Куежо», чем хорошо. Но всё по порядку.
Причиной всех бед нашей сторонки были не дураки, а дороги. Вернее, одна единственная тропка среди озябших деревьев зимой и разухабистой, разбитой тракторами, с большими ямами по самые мужские колокольчики. Брось мальков, и можно бреднями через неделю таскать на уху средних размеров подлещиков и сомов.
Так бы я и жил ещё лет сто с женщиной, которая с некоторых пор стала называть себя моей женой, если бы однажды вечером женщина-жена не бросила фразу, разглядывая экран телевизора, мерцающего всеми цветами радужных плосок:
-Мы давно не были с тобой в театре…Хочется кроме борща, культуры. Приобщения к возвышенному. А у тебя работа, работа, работа, рыбалка, охота. Кому всё время охота, что ты на охоте? Некогда обратить на меня внимание. Да и сам ты какой-то дремучий. Артура Шопенгауэра не читал ни разу. Ты даже не знаешь, что такое иррационализм?...
Я сидел на диване, и делал вид, что читаю прошлогоднюю бесплатную газету. Но там были одни объявления, и призывы местных депутатов голосовать только за них. Обещавших в очередной раз после выборов золотые горы и манну кашу с небес.
Телевизор вечером я никогда не включал. Точно зная за много лет семейной жизни, что, как только я нажму пульт, жене срочно потребуется смотреть очередной сериал. К тому же: наружная антенна в снег показывала с помехами в виде падающего белого снега, а в дождь - изображение становилось размытым и грязным. В хорошую погоду нужно было работать в поле с утра и до позднего вечера. Телевизор был символом возросшего благосостояния и благополучия каждого Пугайбугайца и его семейства. Но в этот вечер женщина меня не поразила. А сразила наповал. Где она услышала такое словосочетание в виде философского ир-рацион-ал-изм? Без разбега не выговорить. А тут ещё женщина-жена? Во, чего скука делает с народом.
- Послушай,- сказал я. А давай поставим телевизионную тарелку? Больше сотни каналов. Там и твой театр будет. Где-то пять каналов И твой Артур, дай Бог ему здоровья, по вечерам. Я слышал у него целый развлекательный канал.
Соврал я.
- И стоит это удовольствие не так дорого. Я недавно шкуру лося городским продал. И не надо из нашей деревни выбираться. Всё равно до лета никуда не выедем…
Жена с этим доводом согласилась. Как-то легко. Наверное, рассчитывая досмотреть 1234 серию «бразильянского» карнавального сериала. И … своего Шопенгауэра.
Вскоре, ближе к лету на нашей крыше забелела прекрасная, огромная космическая тарелка. На зависть всем прихожанам и местному попу. У которого много чего было спрятано в его келье кроме свечек и ладана. Но вот этого: огромного и белого - точно не было. Какая-то космическая летающая тарелка. Любо – дорого, и на зависть соседям. А соседей, как известно в селе - все живущие рядом и до околицы. Посторонних не держим. Факт исторический.
Мастер сам по моей просьбе, не посмев отказать моим весомым доводам в виде бутыли самогона и убитого накануне роскошного глухаря, взяв аванс, оплатил за услуги просмотров на год вперёд. На моё удивление сумму большую, чем в рекламе Юрия Стоянова. Но я не стал мелочиться. Очень мечталось нажать новенький, в шуршащем целлофане кнопку чёрного пульта. Меня не удивило даже то, что мастер странно, подозрительно хмыкнул. Как-то: - Хмы. Даже: - Хмы, хмы. О-чень… подозрительно. Но я не предал этому значение. А надо бы… Юморист хренов.
Ближе к вечеру пол села собрались на гала просмотр космической телепрограммы. Как на демонстрацию Первого Мая, надев на себя всё чистое и вышитое собственными руками.
Не знаю: магарыч был мал или мастер решил пошутить, но я точно знаю, что плохого этому человеку никогда не делал и совместных женщин с ним у меня не было. Единственная и непорочная своя, во как, надоела. Да ещё зачать кого-нибудь за много лет трудов ночных, не получалось.
Рассевшись чинно рядками, селяне замерли, и уставились на темный экран телевизора. Представление началось. Я демонстративно, приподняв довольную руку, нажал кнопку «Play». Экран разгорелся и … засмеялся весёлым женским задом. Продолжение не заставило себя ждать. Демонстрируя зрителям полное, не прикрытое безобразие. Два «бугая» схватили полную грудастую мулатку, и подставили к горлу огромный кривой турецкий ятаган. Мулатка закричала: - «Плиз». И сама стала стягивать с мужиков расписные шаровары. Из штанов вывалился огромный, напряжённый мужской орган, наподобие органа нашего корово производителя, быка Сеньки. Дед Егорий странно хмыкнул, и надел выше бороды-лопаты другие более мощные очки для чтения. И внимательно, как-то странно посмотрел на свою давнишнюю жену. Которая перестала щёлкать семечки, и сняла помутневшие от пота очки, отодвинув свою тубареточку от деда поближе к телевизору.
Я нервно тыкал пальцами в клавиши пульта, пытаясь отключить телевизор. Но… Техника была новая, и мною до конца не изучена. Бросив взгляд на жену, я увидел её пунцовое горящее лицо и перекошенный рот, который что-то выкрикивал. Но звук пропал, наверное, от волнения увиденного. Или я нажал на пульте не ту кнопочку.
Остальные сидящие в зале замерли в позе лесных зверей. Кто с широко раскрытыми глазами, кто, раскрыв от удивления рот. Кто на полпути до рта в момент закидывания в него семечки. Но ни один из сидящих и смотрящих так и не отвернулся от лицезрения впервые показанного гадом мастером и владельцем летающей тарелки. А смотрело село на новую, разрешённую телевизорами историю, за двести лет – в первый раз, благодаря нашей демократии и демографической политики, уважаемого мною, Президента страны.
Примерно через полчаса наш председатель странно хмыкнул, и один из первых обрёл дар потерянной речи.
- Ну, да-а-а-а…
Осторожно приподнявшись, он стал пробираться среди односельчан к выходу. В это время сработала кнопка пульта, и Иосиф Давыдович Кобзон запел со сцены Большого Театра свою очередную бессмертную песню на очередном юбилейном концерте:
- Вставай, страна огромная. Вставай на смертный бой.
Это не относилось к сидящим. Но все дружно подскакивали с принесённых стульчиков и тубареточек, и потянулись к выходу, дыша часто друг другу в затылок. Никто ничего не говорил, и явно не собирался обсуждать увиденное. Только дед Егорий, проходя мимо меня, остановился, и пожал руку: - Молодец. Удивил на старости лет. Даже в гражданскую такого не видел, сынок. Удивил старика.
А потом посмотрел на рядом молчащую жену.
-Да и старуху мою. Пойдём, мамзель, в «шахову» избу искать мои революционные красные шаровары с ятаганом. Я им последний раз, помню, капусту шинковал.
Все разошлись. Жена осталась сидеть с опущенной головой посреди зала.
- Все ушли? Услышал я через некоторое время.
-Все, Машулька. Все. Даже наш кот… Почему-то...
- Да, милый. Опозорил ты нас перед всем селом на всю оставшуюся жизнь... Опозорил. Хоть в город перебирайся.
А потом как-то легко выдала:
-А может это и к лучшему? Там всё-таки театр, культура. Шопенгауэр. Не то, что в забытом Богом Пугайбугайстве - сплошная порнуха с одной летающей тарелкой…
…Прошло несколько месяцев. Вернее - девять. Наше село кардинально изменялось. И в лучшую сторону. На каждой крыше замаячили огромные спутниковые тарелки. У некоторых даже по две. Говорят, что для космического интернета. Кроме хором нашего попа, который давно имел что-то другое, которое связывало его бессмертную душу с просмотром 1200 каналов. Но его дело – это дело его и непосредственного начальника. Который всё знает и всё видит. На то он и Бог, чтобы всё и над всеми.
А мне стало некогда разбираться с этими преобразованиями, так как нужно было подготовить детскую для приёма моей любимой и двойняшек, новорожденных. Которых мы решили назвать Тарасом и Анной. Нам показалось с женой, что имя Та-рас очень созвучно со словом Тар-елка. А Анна, ну, конечно – ан-тен-на. Но может быть мы ошибаемся? И это не так? Семь лет мы пытались завести хотя бы одного ребёнка. Но у нас ничего не получалось. А тут… Бах, трах - и двойня. Вот, что значит идти в ногу с прогрессом и демократией. Но самое главное вдогонку. Вторым на селе хозяином, который установил космическую тарелку - стал дед Егорий. Который со своей бабкой жили долгие годы так бедно, возможно, как и многие пенсионеры, что вынужден был ходить в лес с лопатой, и что-то выкапывать, наверное, для своего пропитания. Говорили, что он служил в гражданскую войну, но никогда не договаривали: за какой такой флаг не жалел своей юной, беспризорной молодости Егорушка? Скорее всего, этот старый «хитрюган» служил в адъютантах самого Нестора Ивановича Махно. Анархист ещё тот. Но весёлый анархист. Живчик. А вот зарытый клад - партийная касса, как предполагала молва, была самолично закопана с верным подельником в непроходимых буераках прилегающей к селу местности. Тёмной ночью, тайно и без GPS-а
Ночь была самая, самая тёмная, как утверждала не врущая молва, из всех виденных людьми ночей. Фонари и факелы для маскировки и на всякий случай, Нестор Иванович запретил разжигать. Оставшиеся в живых свидетели, которые краем жадных ушей слышали о спрятанном кладе, после гражданской войны и «мирных» чекистских расстрелов, лет тридцать пытались отыскать и вспомнить особые приметы, оставленные собственноручно батей Махно. Клад был спрятан надёжно и, как оказалось, надолго. До наших дней. Но, кажется, что кто-то в лесу не только выкапывал корешки на пропитание? Истратив огромную часть своей жизни на поиски клада, этот единственный в селе анархист нашёл, что искал. Господь и несколько известных примет через полвека указали однажды на то, что в народе называется: - Повезло парню. Доказательством удачного завершившегося поиска и возросшего благосостояния пенсионерской семьи, стала взметнувшиеся над шиферной крышей огромная космическая антенна и японский внедорожник, торчащим бельмом возле покосившегося забора. Жажда жизни – это самое замечательное качество наших односельчан. И я горжусь этим родником вдохновений и желаний.
А в нашей семье произошли кардинальные изменения. Моя жена теперь не запрещает мне после полуночи смотреть вместе с нею, ставшим семейным, «Ночной канал». Из разряда «юношей» меня резко перевели в разряд «взрослых». Всё по-мужски. Всё торчком и по- взрослому. Она так и сказала:
- Залетела я, Иван, от твоей летающей тарелки. Это – исторический факт... Даже Шопенгауэр может это подтвердить. Артур – большой философ. Но это в прошлом…
А я думаю, что не только от тарелки. Был и ещё один важный в этом деле агрегат. Правда, поменьше, чем у нашего быка производителя. Но нам и его хватило для получения материнского капитала. Надо строить третий этаж. Как знать? Летающая тарелка ра-бо-та-ет. И трудится исправно. Всё-таки глушь. В театр не выедешь. Дорог-то нет до сих пор. И никто не обещает. А мы не настаиваем сильно. Наш сельский единственный внедорожники пока не ездит. Помолодевший дед не может выехать в город, чтобы купить права у таких же «гаишных» анархистов.. Но главное - дураков в селе нет. Мы же Пугайбугайцы. Дети Пугайбугацев. А бугаи – всегда в деревнях в большой цене. Особенно - для любимых коровушек. Пусть только чаще приносят нам телочек и телков. Они - то и дороги когда-нибудь проложат в наше село. Обязательно построят, и дураков в России переведут.
Тогда и приезжайте к нам, если в путеводителях по историческим местам нашей необъятной Родины однажды встретите захоронения клада атамана Нестора Махно. Вглядитесь в карту повнимательней, рядышком примета: речка без названия. Это для нас местных река «Пугайбугай». А для всех - речка без имени и отчества. Тогда лучше искать нас из космоса по большому количеству телевизионных тарелок на наших трёхэтажных под испанскую плитку домах. Дед Егорий подумал, подумал, и стал помогать, как большой философ, всем проживающим в селе. В два пиджака тебя не оденут в последний путь. И к тому же мирные чекистские расстрелы давно в России отменили. Осталось россиянам только выполнять установку нашего Президента. Демографический взрыв - это не взрыв на Семипалатинском полигоне. В нашем селе – это возрождение Богоугодного дела. Так и батюшка высказался в своей воскресной проповеди. Традиция - воспитывать большое количество детей, испокон приветствовалось государем в русских глубинках. В среднем - по пятнадцать деток. Театров - то у нас отродясь не было. Да и в город зимой и весной не выехать, а потом работать надо с утра и до позднего вечера, чтобы прокормить любимые рты. Не до анархических сходок и ссылок. Шопенгауэра не почитаешь после тяжёлого труда. Дай Бог, чтобы сил хватало на другое. На новые ощущения после просмотра «Ночного канала». Но только рядом с любимой женой. По спутниковому, помогающему возрождению блюду. А вы ищите нас и приезжайте. Если найдёте, как некоторые. Главное-упорство и лопата. Пугайбугайцы гостям рады. Пугайбугай вас. Шутка… Хмы,хмы…
13 июл 2013, 20:22
Криминальный размер С фото груди 6 размера
Александр Сгадов
Практику мне пришлось проходить в городской прокуратуре одного не большого, но быстро развивающегося городка на севере столицы. Не имея практического следственного опыта ведения дел, я очень старался. И за месяц работы раскрутил все висячие дела, доказав виновности всем тем, на кого мне указали сердобольные сослуживцы. Правда, дела до судов не дошли. Так как у обвиняемых оказывались ещё большие и более влиятельные покровители, чем наш шеф. Получив очередное ай-я-яй от шефа краевой прокуратуры, наш босс вызвал меня к себе, и бросил с подкруткой очередное дело передо мною на стол. - Всё, хватит. Займись-ка вот этим делом, которое мне не даёт спать вот уже полгода. Ты знаешь, что в нашем отделе при странных обстоятельствах погибли три следователя, которые работали по одному и тому же делу? Знаешь? Хорошо. Изучи, доложи план действий и приступай. Мне не надо было повторять несколько раз святые для новичка истины. Просидев за рабочим столом практически всю ночь, я выяснил следующие странные закономерности. Все следователи прокуратуры погибали при выезде на место происшествия. А местом происшествия – была строительная площадка жилого двенадцати этажного престижного дома. Все следователи упали с высоты четвёртого этажа. И шансов выжить у них не было. Доложив шефу план мероприятий. Получив одобрение в виде покашливания в кулак и: - Давай, давай. Я бросился раскрывать дело века.
На стройке царил бардак. С огромным трудом я нашёл прораба, который ошалелыми глазами изучил моё служебное удостоверение. И по- отечески потрепал меня по погону: - Такой молодой. Жаль.
И мы пошли на место падения и гибели бывших сослуживцев. Прораб ничего существенного не рассказал. Всё, что он мне успел рассказать по дороге к месту происшествия, было в деле. Да, у них на стройке произошёл несчастный случай. Разбился молодой гастарбайтер из Молдавии. Поскольку рабочий был молдованиным, руководство строительства даже в показателях охраны труда не проводило этот случай. Единственное, почему-то стали один за другим гибнуть следователи местной прокуратуры. А это было уже на уровне фантастики и парадоксов времени.
Я попросил каску и наотрез отказался, чтобы кто-нибудь сопровождал меня на предполагаемое место падения. А зря. Забравшись по запылённой лестнице на уровень пятого этажа, я огляделся. Передо мной открылась великолепная панорама расстилающегося до излучины реки городка. В двух кварталах было видно серое здание прокуратуры с не покрашенной крышей. В голове всё время крутилось:- Почему, почему свалились мужики, раскрывшие ни одно дело, ни однократно рисковавшие своими жизнями ради нескольких строчек в газете?
Я посмотрел в противоположную сторону. Напротив стройки стоял девятиэтажный дом, пожалуй, ни чем не отличавшийся от остальных домов в этом городе. Интересно. А жильцов дома кто-нибудь опрашивал по факту случившегося? Внизу раздались удары небольшого колокола, который извещал о наступающем обеде. Рабочие потянулись по лестнице вниз. Между двумя строящимися коробками дома лежала огромная доска без перил и поручней. И какой-то молодой парень, лихо балансирую руками, прошёл с соседней коробки, сокращая и ускоряя свой путь на обед. Я подошёл к этой доске, и поставил свою ногу на край доски. И посмотрел вниз. Всё сходилось. Падение моих коллег происходило именно с этого места. Что же послужило катализатором смерти? Я встал второй ногой на этот непрочный и зловещий мостик.
А в это время в соседнем доме напротив стройки проснулась стриптизёрша Любаня, которая до обеда сладко отсыпалась в мягкой кроватке, в своей рабочей форме, т.е. в одежде Евы. Но без Адама который, сбежал от неё утром рано, получив дополнительные удовольствия за дополнительную оплату за ненормированный рабочий день.
Любаня подошла к окну, и раздвинула жалюзи. Солнце стояло высоко в вышине и слепило глаза. Девушка стала растирать левой и правой рукой свои могучие груди пятого размера - основную достопримечательность стрип-бара на Фонтанке. Стройка вплотную подступила к дому. И уже нельзя было разглядеть величественный вид внизу лежащего городка, излучину реки и в двух кварталах от дома серое здание районной прокуратуры, в которой работал один из постоянных гостей, покровительствующий одинокой, ну, почти одинокой девушке.
Раздался крик. И что-то похожее на мужчину в форме свалилось вниз с соседнего строящегося здания. Любане показалось, что она услышала даже: - Я знаю причину… Но возможно ей только это показалось.
Спустя неделю, «постоянный гость» проводил девушку до дверей её квартиры и остался до утра. Помимо постоянных подарков, он находился в своей квартире, купленной по случаю и недорого. Наутро за чашкой кофе, он подошёл к окну и стал смотреть на строительство. Жаль,- произнёс он. Такой вид закрыли. Нужно поменять квартиру на лучшую. Да, и столько подчинённых разбились на этой стройке, работая над нераскрытым до сих пор делом. Ужас…А «ужас» в одном неглиже привычно массировала грудь пятого размера. Ужас, ужас. Но не ужас, ужас…
13 июл 2013, 20:24
Звонок Президенту по игрушечной мобиле
Александр Сгадов
Маршрутка. Маршрутное такси. Как не прискорбно осознавать, но каждый народ имеет то, что заслуживает. Маршрутное такси – это реалии нашей жизни, его изгиб, перегиб, извращение и садомазохизм. Но к любой гадости наш народ привыкает и приспосабливается легко. Даже изящно. В конечном счёте, делая вид, что всё нормально, естественно.
Я всё время ловил себя на мысли, что никак не могу привыкнуть к такому «быдлячеству». И всё время заставляю себя через силу делать то, что мне не присуще. Как можно привыкнуть к тому, что при посадке в маршрутку никто не уступает место женщине с тремя сумками, а женщина с тремя сумками вовсе уже не женщина на посадке во время часа пик, а небольшой танк Т-34 на шпильках, да ещё с дежурными фразами моряка подводника или прораба на огромной стройке без мегафона…
Простояв более часа на остановке, вежливо пропуская всех спешащих, я сам, кажется, опоздал во все места, где меня уже больше не ждали. Обладая высоким ростом и, мягко сказать, весом молодого белого медведя, пропустив очередную сумчатую фурию, я наклоняю голову и лезу вплотную за дамой. Когда же та нежданно резко останавливается, не зажигая при этом тормозные фонари на своём заднем бампере, моя голова естественно упирается в её прекрасный широкий зад. Дама с тремя сумками подпрыгивает до потолка «автобусика», и пытается отмахнутся от невидимого нахала своими увесистыми «сумарями». Я бормочу слова извинения. И только сейчас замечаю, что свободных мест в маршрутке нет. Но дверь громко закрывается. И водитель с огромной радостью якутского охотника срывает с места свою переполненную упряжку. Дама с огромными сумками летит в моём направление. Я не успеваю увернуться от увесистой атомной бомбы. И мы, практически обнявшись, падаем на сидящих мальчиков и девочек. Которые шипят, как месячные дикие котята..
Но в этом маленьком рассказе я хотел бы поделиться ещё одной проблемкой нашего маршрутного такси и мобильного прогресса. Это – говорильня везде, всегда и всё время. Без ограничения и без скромности. Эгоцентрично. Как будто вы одни в этом мире. И вам абсолютно наплевать на других людей с высоты своего неуёмного полёта и своих прогрессивных возможностей болтать всегда, болтать везде, обсуждая даже самые сокровенные интимные проблемы перед огромной аудиторией микроавтобуса.
Надо сказать, что когда ты живёшь долго в одном районе и, когда примерно в одно и тоже время, ты садишься на одно и то же маршрутное такси, невольно замечаешь, что этих пассажиров, практически, каждого знаешь в лицо или знаком по той говорильной манере разговаривать по мобильному, приросшему к уху, телефону.
Женщина начинает говорить на остановке и продолжает затянувшийся разговор, садясь в автобус, как бы не замечая того, что я с трудом успеваю открыть перед ней тяжёлые двери, помня уроки прошлого, слегка отстав от её фигуристой кормы.
Повелительным жестом она помахивает денежной купюрой. И это означает: - Эй, передайте кто-нибудь. Я понимаю, что этот «эй» - я. И беру отцовскую заботу на себя. Не забывая отдать сдачу. А если в сутолоке выпала монета, залезть в свой кошелёк и восполнить недостающий рубль, чтобы не было маленького «бемца». Разговоры разговорами, а деньги для дам – святое. И не дай нам Боже не додать.
Ну, слава Богу и слава руководству транспортными средствами, сегодня мне досталось место и возможность, закрыв глаза, послушать проблемы моих соседей.
Девушка, как обычно в который раз, говорит своему «бой френду»:- Не звони. Всё кончено. И в который раз перезванивает ему и спрашивает: - Чего не звоним? Нашёл другую?.. Я невольно пожимаю плечами. Как можно за три минуты отыскать другую? Это что полевые цветы на цветочной поляне? Девчонка вновь закрывает крышку «мобилы». И в очередной раз даёт распоряжение о вечернем свидании. Бабулька на переднем сиденье достаёт заезженную «Моторолу» времён неолита, и просит соседку набрать номер. Глаза она забыла дома. Перекрикивая молодую, бабушка спрашивает номер своей подружки. Но не может запомнить или записать подсказанный номер. И успокоившись, говорит, что перезвонит потом. Но самое смешное и страшное начинается тогда, когда кто-то звонит водителю нашего автобуса. Наши дороги приморского города, это сплошные повороты с резкими подъёмами, и как вы догадались, с резкими спусками. Звонок к водителю. Одной рукой он продолжает делать то, за что получает деньг- крутит штурвал своей повозки. Другой рукой держит телефон возле уха. И в это время, обязательно женщина ,протягивает ему очередной транш за проезд. Мои глаза уже не закрыты. Они широко раскрыты. Зрачки постепенно расширяются в ожидание развязки. Чтобы взять деньги, нужно на повороте бросить руль. Что-то попадает мне в глаз, когда я вновь открываю глаза, водитель, продолжая разговор по телефону, и, выходя из поворота, передаёт сдачу. Боже!? Чем же он держал руль всё это время???
Мне надоедает быть зрителем пародий и маленьких драм. Из своего кармана я достаю внучкин пластмассовый телефон. И делаю вид, что звоню, набирая по мёртвым клавишам одиннадцати знаковое не существующее число.
Алло, алло. Можно к телефону Володю? Девушка. Это для вас Володя – Владимир Владимирович. А для меня просто Вова. Скажите, что Шура из Сочи. Он поймёт, какой Шура. Но только не из МУРА. Шутка.
Через несколько секунд.- Володя, привет. Ну, как ты долетел вчера? Хорошо? Даже вздремнул на своём самолёте? Стюардессы не донимали? Шутка. Володя. У меня к тебе просьба… Краем глаза замечаю, что первая прекратила говорить «бабулька» на переднем сиденье. Второй – водитель, бросив незнакомому абоненту: - Потом перезвоню. Слава внучкиному телефону, сегодня мы доедем куда нужно и даже живыми. Но я уже не в силах остановиться и продолжаю начатую игру в телефон. -Ты знаешь, Володь, у нас ужасный мэр. Практически продал всё побережье. Земельные участки только за взятки. Даже есть время передачи взяток. Да, Володя. После восемнадцати часов. Раньше взятки не принимают. Дисциплина. Сбоку девица в очередной раз закрывает свой навороченный телефон и отворачивается к окну. Её ухо поворачивается в мою сторону.- Ты не мог снять паразита? Скоро и стадион продадут с единственным кинотеатром в городе. Спасибо тебе от всех нас. Я машинально киваю головой и замечаю, что все сидящие в автобусе так же кивают в такт движения маршрутного такси. И, когда головы пассажиров перестают кивать, наверное, устав, голова водителя продолжает поступательно перемещаться верх и вниз.
Доехав до нужной мне остановки, я выхожу из автобуса с огромным удовлетворением, пряча в кармане внучкину игрушечную «мобилу». Через неделю центральный кинотеатр действительно продают. Зама главы города ловят на получение взятки. А губернатор через двадцать дней назначает перевыборы не состоявшегося хозяина города. И когда я в очередной раз сажусь в маршрутное такси, никто из пассажиров не пытается заговорить по телефону. Водитель шипит в трубку невидимому дозвонившемуся: - Я перезвоню. Да, это он. Он в машине. Я с большим удовольствием достаю внучкин телефон. Набираю одиннадцать цифр, громко ударяя по застывшим клавишам: - Володю можно? Ну, и что - что канцлер Германии? Скажите, что Шура благодарит его за оперативность в смене руководства города. И от всех жителей нашего города ему большой, человеческий:-Шалом. Шутка. Просто – привет. Все головы пассажиров кивают вверх и вниз. И как всегда дольше всех кивает голова нашего водителя, который держит руль двумя руками. На очередной остановке, когда я пытаюсь выйти из автобуса, впереди сидящая бабушка открывает мне тяжёлую дверь, и ласково крестит мою спину. Я этого не вижу. Но чувствую. Надо бы всё-таки купить настоящий телефон. Стыдно вам, Александр Николаевич, не иметь то, что имеет каждый школьник. И даже ветеран-пенсионер. А может быть в пластмассовом телефоне больше толку? А?...
13 июл 2013, 20:25
Купи мороженное, мужик
Александр Сгадов
Мама, мама. Хныкала маленькая девочка с большим бантом на голове.
-Ну, купи мне мороженого…
В плотно набитой маршрутке сидящие потные лица невольно прислушались к воплям этого чудовища, которого затаскивали для поездки в жаркий микроавтобус, лишая тем самым элементарных детских радостей. Каждый в душе выдвигал свою версию происходящего. Женщины сочувствовали или наоборот сдвигали выщипанные брови, передавая мысли опыта по усмирению маленького монстра. Мужчины больше рассматривали молодую симпатичную мамашу, у которой спадала с левого плечика, поддерживающая внушительную грудь без бюстгальтера, тоненькая бретелька, готовая в любой момент порваться от вожделенных, любопытных взглядов. Не загоревшая белая грудь колыхалась, как речной камыш, приводя в восторг мужскую половину маршрутки. Даже водитель по национальности армянин странным образом вывернулся на водительском сидении, передавая очередную сдачу и уставился большими рыбьими выпуклыми зенками на новую пассажирку.
Девочка продолжала свою оперу. Вернее прелюдию. А мать с силой дернула девочку за рукав.
-Замолчи. Убью…
Водитель отвернулся от салона. Дамы моментально повернули свои головы к грязным окнам. А мужчины криво улыбнулись, и потеряли интерес к сидящей маме. Происходящий процесс воспитания исторически интересовал их меньше, чем процесс обольщения и размножения.
Но только маленькое чудовище не сдавалось, и продолжало клянчить виртуальное мороженное.
- Мама, мама. Если ты не купишь мороженного, я расскажу папе, как ты целовалась с дядей.
Водитель с интересом сбросил газ, чтобы двигатель работал потише. Женские головы, как одна, с интересом повернулись от пейзажей за окном и уши слегка оттопырились, вслушиваясь в происходящий диалог «монстрика» и ошарашенной мамы.
-Что ты придумываешь? -зашипела змея.
-Это же мой двоюродный братик…А значит - твой двоюродный дядя.
Девочка как–то по-взрослому криво улыбнулась, и, чувствуя беспомощность взрослой спорщицы, громко выставила свой аргумент.
- Нет, мамочка. Братиков в губы не целуют. Купи мороженное. Ну, купи…А то расскажу папочке…
И захныкала, не пролив при этом ни одной слезинки.
Салон маршрутки непроизвольно хмыкнул, ожидая продолжения замечательного спектакля с выдающимся традиционным сюжетом любовного треугольника.
Толи от жары в микроавтобусе, толи от полученного плевка правды от любимой дочурки, мама зарделась так, что атмосфера в автобусе сразу накалилась, как обычно нагревается оставленный без присмотра утюг.
- Водитель, водитель. Закричала дама с девочкой. Остановите. Высадите нас…
Водитель включил поворот, и исполнил пожелание дамы. Не доехав до очередной остановки с километр, а то и два.
Маршрутка снова тронулась. Через несколько минут девочка- потомок Павлика Морозова и её симпатичная гетеро подобная мамочка остались где-то позади за поворотом дороги.
Но на этом приключения пассажиров маршрутного такси, управляемого армянским водителем, не заканчивались.
На очередной остановке огромная дверь «Газели» распахнулась, и высокий симпатичный мужчина среднего возраста стал затаскивать, вталкивать упирающегося пятилетнего мальчика, который не орал, а бился в истерике и конвульсиях:
-Папа, папочка. Ну, купи мне эскимо. Ну, пожалуйста. Папа, купи-и-и-и-и-и-и…
Маршрутка ещё не тронулась. И водитель повернулся к ошарашенному отцу.
- Слушайте, мужчина. Купите мальчику мороженное.Знаю: лучше будет. Купи…
Вслед сказанным словам, в знак солидарности головы пассажиров почти одновременно закивали, как у китайских болванчиков. Лучше учиться на ошибках других, чем множить свои. И это – мудро.
Купи мороженное своему ребёнку. Если «Оно» ещё дома…

Сообщений: 4 Страница 1 из 1
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

|

cron